Laura Williams, она же Лора Уильямс или Шпиленок (llorax) wrote,
Laura Williams, она же Лора Уильямс или Шпиленок
llorax

Categories:

Живите, мишки, живите!


Медвежонок Гоша в новом доме.

Это было в середине июля 1997 года. Ранним субботним утром я валялась в постели с книжкой, когда раздался вызов по рации.
- Би-и-ип – би-и-ип. Лес пять.
Позывной Игоря был Лес пять.
Это был инспектор из конторы заповедника.
- Приехали Пажетновы, - сказал он. – Что мне им сказать?

Валентин Пажетнов, по сути, «медвежий шептун». Он живет на биостанции «Чистый лес» в Тверской области. Валентин и его жена, Светлана, а также их взрослый сын Сергей, занимаются выхаживанием медвежат-сирот с 1974 года.

- Отправь их к нам, в Чухраи, - ответила я инспектору.
Я вышла во двор, чтобы найти Игоря. Мне очень хотелось познакомиться с Пажетновыми, так как Игорь мне много про них рассказывал. Мы сразу выехали по дороге из Чухраев навстречу Валентину и его сыну Сергею. Увидев их бортовой УАЗик, мы вышли из машины, и Игорь поздоровался и представил меня. Валентину Сергеевичу было около шестидесяти, но выглядел он моложе. Он смотрел приветливо, и глаза его блестели. Мне он сразу понравился. Сергею было около сорока, и он унаследовал от отца приветливый взгляд и, как я скоро узнала, страсть к медведям. Мы заглянули в кузов грузовика и увидели три низких клетки, в каждой из которых сидело по полугодовалому медвежонку.

Семья Пажетновых в среднем выхаживает от восьми до десяти осиротевших медвежат в год. Когда они становятся достаточно крепкими, их выпускают обратно в лес. Хотя выпуск десяти медведей в год в Тверской области, где они живут, не оказывает особого влияния на популяцию медведей, которая составляет около двух тысяч особей, спасенных медвежат можно выпускать в других областях, где медведи на гране исчезновения.


Сергей Пажетнов на биостанции "Чистый лес."  Фото Наталии Судец. Photo by Natalia Sudets.

Брянский лес находится на южной границе ареала бурого медведя. По этой причине здесь никогда не было много медведей. К тому же охота и браконьерство перебили почти всех здешних медведей. В то время во всей области осталось меньше десяти особей. В 1996 году впервые Пажетновы выпустили двух семимесячных медвежат в заповеднике «Брянский лес». А в июле 1997 года они привезли нам еще трех.

Дома у нас за завтраком Валентин Сергеевич рассказал нам историю одного из медвежат, которого предстояло выпустить. Прошлой зимой ранним утром Валентин вышел из дома и нашел на ступеньках крыльца старый мешок. Он его взял и позвал Светлану и Сергея. Открыв мешок, они нашли в нем четырех медвежат размером меньше грейпфрута каждый. По всей видимости, охотник убил медведицу, а медвежат стало жалко. Под прикрытием темноты он подкинул сирот к дому Пажетновых. Но когда их утром нашли,  только один медвежонок еще подавал признаки жизни. Трое замерзли за ночь, когда температура опустилась до -25°С. В течение следующих недель они выхаживали медвежонка, которому они дали кличку «Гоша». По очереди члены семьи Пажетновых поили его теплым коровьим молоком и давали ему лекарства от пневмонии. Спустя полгода они привезли Гошу и еще двух спасенных медвежат к нам в Брянский лес.


Валентин Пажетнов с медвежонком-сиротом. Источник фотографии здесь.
Valentin Pazhetnov with an orphaned bear cub (photo source here).


После завтрака мы отвезли новоселов в заповедник и остановились у крупной сосны. Оглядевшись, Валентин и Сергей решили, что это место вполне подходящее. Мы выгрузили клетки из кузова УАЗика. Сергей открыл одну клетку и, взяв медвежонка за шкирку, вытащил его наружу. Весил он примерно десять килограммов и при этом изгибался и царапался. Сергей достал из кармана желтую бирку и специальным пистолетом прикрепил ее на ухо медвежонку. Медвежонок завопил, и тут же был отпущен. Он отбежал на несколько метров, а затем повернулся, ища Сергея и Валентина – единственных родителей, которых он знал.
- Кыш! – крикнул Сергей и хлопнул в ладоши.

Медвежонок рванул в лес. Скоро за ним последовали еще двое. Они теперь могли свободно разгуливать по своему новому дому под охраной заповедника. Пажетновы уехали так же неожиданно, как приехали.
- Дома еще медвежата ждут, - объяснили они.


Инспектор заповедника помогает разгрузить клетки с "медвежатами-выпускниками".
A ranger helps unload the cages with the bears to be released.


После выпуска я часто гуляла по лесу рядом с тем местом, где выпустили медвежат, в надежде найти признаки того, что они адаптировались. Однажды, примерно в километре от той сосны, я услышала треск ломающихся веток и шелест листьев. Я ускорила шаг и увидела удиравшего медвежонка с желтым ярлыком на ухе. По следам я определила, что все три медвежонка держались вместе. Я подобралась к ним примерно на сто метров как раз тогда, когда они забирались на высокий дуб. Они залезли вверх по стволу с удивительной скоростью и повисли на ветках рядом с вершиной. Я подождала немного, но скоро поняла, что медвежата не слезут, пока не уйду. Приёмные родители хорошо их научили. Я вернулась домой, а перед глазами все еще стояла картинка: три медвежонка, висящих на дереве, как елочные игрушки. Прямо как на Новый год!...


Моя старая (плохая) фотография: медвежата на дереве после выпуска в заповеднике "Брянский лес".
Bear cubs in a tree after being released in Bryansk Forest Nature Reserve.


С тех пор прошло 17 лет. И что же стало с медведями в Брянском лесу? Все хорошо! За все годы программы восстановления медведей в заповедник привезели 14 Пажетновских медвежат. А как раз сегодня сотрудники заповедника поедут еще за двуми сиротами. По ежегодным учетам животных ученные заповедника определили, что теперь 12 медведей постоянно живут в заповеднике “Брянский лес” и на территории его охранной зоны (хотя раньше по всей области насчитывалось менее десяти).

А в начале 2014 года в заповеднике «Брянский лес» стартовал проект «Остров медведей» при поддержке благотворительного фонда «Красивые дети в красивом мире». Благодаря этому проекту сегодня заповедник имеет возможность использовать современную технологию (фотоловушки, GPS-ошейники, а также специальные ловушки для сбора генетического материала), что позволяет сотрудникам заповедника более эффективно следить за состояние популяции и оценивать ее жизнеспособность. Мишек и других зверей заповедника часто удается наблюдать на фотоловушках. В июле этого года, например, была сфотографирована медведица с двумя медвежатами: один из малышей с редкой окраской светло-соломенного цвета. А в сентябре попались в кадр мама-медведица с тройней! Эту же семью фотоловушка сняла и на видео, здесь.

Вчера вечером я сумела поймать Елену Синикову, заместителя директора по науке заповедника «Брянский лес»,  у себя перед домом, когда она выдергивали сорняки с клумбы (грядки-клумбы, кажется, ее второе любимое место на Земле после заповедного леса). Елена Федоровна уже много лет следит за нашими медведями. Она составляет «паспорт» на каждого зверя, изучает их распределение по территории и помогает спланировать методы их охраны. В ходе ее работы Елена Федоровна сделала много любопытных наблюдений, например, она описала, как в наших условиях медведи зимуют и устраивают свои берлоги. По ее данным, здесь медведи чаще всего залегают в берлоги с 10 по 20 ноября, а поднимаются обычно в период с 23 по 31 марта. Иногда медведи выходят из берлоги на короткий период во время оттепелей. Из-за умеренного климата и специфики местности большинство медведей в Брянском лесу вынуждены делать берлоги «открытого типа». Это когда берлога похожа на большое гнездо: медведь роет небольшое углубление в почве, туда настиляет мягкий матрац из веток, тростника и мха. В качестве крыши медведь  заламывает сверху несколько тонких деревьев. Обычно «гнездо» располагается среди некрупных деревьев или на кочке среди заболоченных участков. Сотрудники заповедника также находили «медвежьи гнезда» рядом со стволом крупной ели или под корнями упавших деревьев.

Этой весной, после того как наши медведи проснулись и вышли из своих «гнезд», я заметила след взрослого медведя на песке недалеко от того места, где мы с Пажетновыми выпустили медвежат в тот июльский день. Я вложила руку во влажное углубление, пытаясь представить себе зверя, который его оставил. И я подумала, а вдруг это был Гоша? Так хочется верить, что именно медвежонок Гоша, который пережил морозную январскую ночь в мешке, сумел вырасти и принести потомство в этот заповедный лес и своим примером показать дорогу другим.


Мишка снят на фотоловушке заповедника (проект "Остров медведей"). A bear was captured by the photo trap of the nature reserve.


Елена Ситникова - "медвежатник" заповедника "Брянский лес" - ставит фотоловушку на медведя. Фото Николая Шпиленка.
Elena Sitnikova - bear researcher at the Bryansk Forest Nature Reserve - sets up a photo trap for bears. Photo by Nikolai Shpilenok.


Фотоловушки поймали и других зверей, фотографии здесь и здесь.

А видео рыси с котятами у барсучьей норы с фотоловушки здесь.

Верхнюю фотографию Гоши снял Игорь Шпиленок.

Tags: Брянский лес, заповедная природа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 84 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →