Laura Williams, она же Лора Уильямс или Шпиленок (llorax) wrote,
Laura Williams, она же Лора Уильямс или Шпиленок
llorax

Categories:

Мусик.



Однажды утром муж почтальонши, Степан, сказал, что к табуну лошадей возле Красной Слободы прибился лосенок. Один мужик взял его домой и ухаживает за сиротой. Мы с Игорем посомневались минуту. Так как мы любим животных, мы знали, что если увидим малыша, то точно приведем его домой. Мы сели в УАЗ, усадив Степана на заднее сиденье.

Приехав в Красную Слободу, которая находилась в пятнадцати километрах от Чухраев, мы спросили, где дом зятя бывшего ветеринара, у которого был лосенок. Прозвище мужика было «Зять». Мы остановились возле его дома, и нас встретила его жена. Она позвала мужа, который строил новую избу на участке через дорогу.

Он подошел и протянул Игорю запястье для пожатия, давая понять, что руки у него грязные. Я кивнула в знак приветствия. Он объяснил, что его лошадь паслась в табуне, а лосенок пришел к ней и не хотел уходить. Скорее всего браконьеры пристрелили мать. Его жена три дня кормила лосенка коровьим молоком. Лосенок жил в коровнике вместе с их новорожденным теленком.



Мы прошли во двор, на котором валялись листы и куски железа. Зять открыл дверь в коровник, и мы увидели лосенка и теленка, которые лежали рядом на сене. Лосенок был худее теленка, размером с новорожденного жеребенка и покрыт коричневой мягкой шерсткой. У него были непропорционально большие уши, большие карие глаза и заостренный нос. Он встал на длинные, худые ноги и медленно вышел, ничего не боясь. Обойдя вокруг двора, он нашел зеленую пластиковую бутылку, которую осторожно толкнул носом.
- Из этой бутылки он пьет молоко, - сказала жена Зятя, стоявшая на крыльце.

Мы взяли его, посадили в машину и увезли домой. Мы со Степаном держали его в багажнике. Он колотил ногами и головой в окно, в ужасе от своей первой поездки на машине. Игорь ехал медленно, но через полчаса мы были уже дома. Было уже темно, и мы поселили его в коровник через дорогу, который был сухим и надежным.

Я спросила у соседки Трофимовны, можно ли брать у нее молоко для лосенка. Она согласилась давать мне два литра в день. От денег она отказалась, но брала небольшие подарки, которые я ей приносила: коробку стирального порошка, печенье, яблоки и шоколадки. Однажды я принесла ей лимон.
- Что это? – спросила она.
Я посоветовала ей положить его в чай.


Трофимовна с Мусиком. Фото Николая Шпиленка.

В ту ночь, примерно в полночь, я пошла проведать лосенка. Увидев меня, он захныкал и встал. Он дрожал, и дыхание его было неровным. Стресс от переезда сделал свое дело. Я предложила ему немножко теплого молока из бутылки с соской, которую дал мне Степан, но он отказался есть. Он снова улегся, и я почесала ему шейку и ласково поговорила с ним. Я подумала, что, может быть, у него от стресса болит живот, и погладила его по животу, что ему явно понравилось.

На следующее утро мы проснулись вместе с солнышком, в 6:30. Я согрела немного молока и пошла к лосенку. Он медленно поднялся и, отказавшись от молока, направился из коровника на улицу. Он медленно шел за мной до нашего двора. Когда мы переходили дорогу, нам встретилась кобыла с жеребенком, которые свободно бегали по деревне. Лосенок и жеребенок моментально понравились друг другу. Они побежали навстречу, но кобыла тревожно захрапела. Малыши испугались и прыгнули в разные стороны.

Лосенок пошел со мной во двор, где я стала уговаривать его попить молока. Он поднял голову и обхватил соску языком и верхней губой. Он толкался носом вверх и вниз, как будто массируя невидимое вымя. Литр молока он высосал за двадцать секунд и потребовал еще. Но Трофимовна, которая умела выращивать телят, предупредила меня, чтобы я не давала ему больше литра за один раз.

Я попыталась его оставить с нашей кобылой Азой, но она ущипнула незнакомца. Привела его к дому, где могла за ним следить. По пути нам дорогу перешел наш серый кот-задира, Лорик, и стал с подозрением обнюхивать малыша. Лосенок тотчас же выбросил вперед переднее копыто, которое довольно безжалостно опустилось на кошачью спину. Кот удрал и больше не трогал лосенка.

Лосенок увидел заросли тростника рядом с озером и направился туда. Он зашел в воду, возможно, чтобы избавиться от тучи комаров, облепивших его длинные ноги, а затем улегся в высокой траве на берегу и заснул. Я пошла в дом и примерно через полчаса услышала скулеж за дверью. Тогда пустила его обратно в коровник.

Днем он пил молоко, по литру за раз. Я прогуляла его вокруг озера, и он щипал ивовые почки и болотную траву, периодически укладываясь, чтобы отдохнуть. Вокруг него кружились комары, но он быстро привык к ним, только иногда стряхивал их со своих длинных ушей.

Пожилые женщины в деревне увидели лосенка, гуляющего по деревне, и спросили кто это. Одна из них думала, что это козел, другая – детеныш зубра. Я объяснила, что это лосенок, сирота. Все ему посочувствовали. Те, кто держал коров, предлагали давать ему свежее молоко. Они спросили, как его зовут.

- Мусик, - сказала я не задумываясь, прибавив русский уменьшительный суффикс к английскому слову «мус» (moose).
- Что оно означает? – спросила одна из женщин.
- По-английски, это значит лось, - сказала я.

Имя так и осталось.
Двое внуков почтальонши приехали к ней на летние каникулы, и навещали Мусика каждый день. Они гладили его и чесали ему шейку, а он дергал задней ногой вверх-вниз, как собака. Ему нравилось их внимание, и он был с ними смирным.

Я взяла отпуск с работы в заповеднике для ухода за нашим лосем. Неделя прошла в том же режиме. Вставала рано, беспокоясь о том, как Мусик провел ночь. Я давала ему теплое коровье молоко пять раз в день, гуляла с ним в покрытом комарами болоте, где мне пришлось стоять по колено в воде. Мы вместе плавали в холодном озере.



Мусик везде ходил за мной. Однажды он зашел за мной в дом, лягнув дверь, чтобы открыть ее. Он обнюхал кухню. Игорь в шутку предложил ему банан, а он толкнул его носом и опрокинул чайник. Я дала ему бутылочку, и он расположился на полу в комнате. Собаки и кошки внимательно за всем наблюдали, однако оставили ему достаточно места. Моя трехцветная кошка Мыша, фарфорово-белая с черными и рыжими пятнами, запрыгнула на шкаф и не хотела слезать, пока лось не ушел.

Однажды утром нам с Игорем нужно было поехать в контору заповедника. Мне нужно было передать новый выпуск Заповедного свитка в районные газеты, и мы поехали в Суземку и Трубчевск, чтобы отвезти туда подготовленный мной макет. Все это заняло больше времени, чем мы думали, и вернулись домой уже после обеда. Мы боялись, что Мусик голодный. Я открыла дверь от сарая, и он выпрыгнул наружу, скуля и плача. Он пропустил два кормления.
- Мама здесь, - сказала я и дала ему бутылочку.



Продолжение здесь.

Это отрывок из моей книги «Гнездо аиста». Переводила Анна Маркова.
Кто уже прочитал книгу - никаких подсказок!

Русская версия пока в процессе: смотрите отрывки по тэгам The Storks' Nest.

Фотографии снимали Николай Шпиленок, Игорь Шпиленок и я.
Tags: the storks' nest, жизнь в деревне
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 119 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →