Под гнездом аиста

Under the Storks' Nest


Previous Entry Share Next Entry
День благодарения: американский праздник в русской деревне
Stork, Laura, аист, лора
llorax


Отрывок из книги "Гнездо аиста" (1997 г.)

- Я хочу отпраздновать День благодарения, - сказала я Игорю. – Я не отмечала День благодарения и День независимости уже четыре года. Сделай мне одолжение.

Когда приблизился четвертый четверг ноября, я начала делать приготовления к празднику: пригласила родителей Игоря, распланировала меню. В морозильнике у меня для соуса была заготовлена клюква, которую я собрала на болоте. По правде сказать, я никогда не любила традиционный американский пирог с тыквой, поэтому решила, что вполне сойдет яблочный. Картошку найти легко, а для начинки я что-нибудь придумаю. Все упиралось в то, где взять большую жирную индейку, чтобы не нарушить американскую традицию. Я попросила Игоря что-нибудь придумать.
- Как мы можем отмечать День благодарения без индейки? – плакала я.


В среду накануне Дня благодарения Игорь залез в УАЗик и отправился на поиски индейки. В Смелиже он подъехал к дому тестя инспектора из заповедника. Все его так и называли  - «тесть».
- Тесть, - сказал он старику, - где можно взять индейку?а
- Попробуй в Красной слободе, - он указал в направлении соседней деревни. – У Аммаева есть гуси. Может, и индюки есть.

Аммаев был самым влиятельным человеком в той деревне. Он приехал из Дагестана, какое-то время возглавлял колхоз, а потом стал главой Сельсовета. Игорь поблагодарил старика и поехал дальше. Он подъехал к дому Аммаева. Постучал в высокие ворота, но никто не ответил. Игорь открыл ворота, вошел во двор и огляделся. Увидев курятник, он вошел туда.
- Гуси. Индюков нет, только гуси, - заметил он.
Игорь поехал дальше в следующую деревню – Березовку. Он остановился у дома Семена – отца одного из сотрудников заповедника.
- Индейку? – старик громко рассмеялся. – У меня нет индюков уже семь лет. В соседней деревне – Стуженке – был мужик, который разводил индюков, но теперь и он не держит. Он захохотал вдвое громче, как будто у него спросили про единорога. Игорь нажал на газ и уехал.

Так он ехал от деревни к деревне. В конце концов, он приехал в Крупец в шестидесяти километрах от Чухраев. Игорь остановился возле Сельсовета, чтобы спросить, не держит ли кто индюков.
- Спросите у продавщицы в магазине, - сказала секретарша. – Она всех знает.

Игорь пошел к магазину.
- У Марии Ивановны есть несколько индюков, - сказала продавщица. – Идите по главной улице примерно километр, потом поверните налево возле стога прошлогоднего сена. Ее дом четвертый по левой стороне.

Игорь остановил машину возле указанного дома и постучался в ворота. Не услышав ответа, он отворил ворота и заглянул внутрь. По двору бродили семь индюков и десяток кур. Игорь обошел дом и увидел женщину, которая доила корову.
- Это ваши индюки? – спросил он.

Женщина ответила, что ее, и осторожно спросила, почему он интересуется.
- Я хочу купить индюка, - ответил Игорь.
- Индюки не продаются, - рявкнула женщина. – Купите моего теленка. Он продается.
- Я не хочу покупать теленка, - сказал Игорь. – Мне нужен индюк.
- А как насчет барана? Я могу продать вам барана. Вы сможете сделать из него вкусный шашлык, - настаивала она.
- Пожалуйста, - умоляюще сказал Игорь, - мне не нужен баран. Мне нужен индюк.
- Да что вы уперлись в этого поганого индюка? – спросила она.
- Вы знаете, - объяснил Игорь. – моя жена – американка, и завтра очень большой американский праздник, День благодарения. По традиции они в этот день едят индейку.
- Ну, раз так, то ладно. В прошлом году я продала индюка за сто рублей ($4). Годится? – спросила она.
- Хорошо, - сказал он. – Я заберу птицу на обратном пути, когда буду возвращаться из города. Мне сначала нужно сделать там кое-какие дела.

Игорь поехал в соседний городок,чтобы залить бензин и купить продукты. Он купил хлеб, вино и три батончика Сникерсов — мне в подарок — потратив все деньги, кроме ста рублей, отложенных на индейку. Он вернулся в дом этой женщины. Она накинула пальто и направилась к воротам.

- Я сказала троим о том, что собираюсь продать индюка за сто рублей, и все они меня высмеяли и сказали, что нужно было просить больше, - сказала она.
- Ну хорошо, сколько вы хотите? – спросил Игорь.
- Мне кажется, хотя бы 130 рублей ($5).
- Я оставил только сто рублей, - сказал Игорь. – А потратил все деньги в городе и оставил только столько, на что мы договорились.
Женщина приподнялась на цыпочки и заглянула в машину. Она заметила блестящие обертки сникерсов, лежащих на переднем сиденье.
- Ладно, давайте сто рублей и сникерсы, - сказала она.
- Годится, - Игорь протянул сникерсы и сто рублей.
- Птица во дворе, в маленьком загончике справа. Можете ее сами взять, мне некогда.
- Подождите, - закричал Игорь вслед женщине, которая пошла вниз по дороге. – А вы ее разве не зарезали?
- Некогда, сынок. Ты что не можешь сам ее зарезать? – она с удивлением посмотрела на него. – Ты, в конце концов, мужчина!
Игорь вздохнул и открыл ворота. Он поймал большую птицу, которая страдальчески закричала, и посадил ее в большую картонную коробку в кузове машины.

Солнце уже зашло, и я стала волноваться об Игоре. Интересно, нашел ли он индейку? Не придется ли нам отменить День благодарения? Уже после 10 вечера услышала звук приближающейся машины. Игорь вошел, отряхивая снег с ботинок на крыльце.
- С Днем благодарения! – сказал он, широко улыбаясь.
Я улыбнулась и крепко его обняла.
- Где она? – спросила я.

Когда он сказал, что она в кузове, я на минуту задумалась, а потом спросила:
- Она еще "бормочет" или она уже мертвая?
- По-русски мы говорим "кулдычет", - ответил он, - и если она еще не замерзла, то она жива.

Я вышла, чтобы посмотреть на индейку. Потом подумала, что если ее должны убить, то лучше мне ее не видеть. Я спросила Игоря, куда ее поместить на ночь.
- В курятник? В сарай?
- Просто оставить в кузове, - сказал он.
- А что, если бедная птица замерзнет до смерти? – спросила я. – По прогнозу обещают до -25°С.
- Тогда нам не придется ее убивать, - ответил он.
- Я боюсь, если птица замерзнет, то у меня не будет времени ее разморозить.

Мы отправились спать, обсуждая, как нам убить птицу утром. Мы решили попросить мужа почтальонши, Степана, зарезать ее за стакан самогона. Но потом мы вспомнили, что назавтра у Степана день рождения. Если мы принесем ему птицу, он подумает, что это ему подарок, и может обидеться, если это будет не так.

В ту ночь мне снилось, что я вместе с мамой, отчимом Чазом и братом Марком отмечаю День благодарения. И я не знаю, как сказать им, что птица, которую нужно готовить на праздник, до сих пор бегает по двору. Когда наконец набралась смелости сказать им об этом, Марк, который работает кинопродюсером в Голливуде, аж подпрыгнул от предоставившейся ему возможности побыть убийцей.
- Давай, я это сделаю, - сказал Марк во сне. – Подумаешь, какое дело?

На следующее утро все мои мысли были только о проклятой птице.
- Игорь, - сказала я, - может, мы оставим ее жить до следующего Дня благодарения, а потом уже съедим.
- Тогда ты к ней привяжешься и никогда не сможешь зарезать, - ответил он.
- Мы можем поселить ее вместе с курами, - предложил он.
- А смысл? – спросила я. – Я имею ввиду, несет ли она яйца или будет ли есть сорняки? Я искала повод, чтобы оставить ее в живых.

- Ничего она не делает. Кроме того, это индюк, как он может нести яйца?
- Тогда давай его зарежем, - сказала я решительно. – И покончим с этим. Я и сама отрублю ему голову, если ты его будешь держать.

Игорь затопил баню, так как убитую птицу нужно было опустить в кипяток, чтобы снять перья. Я пошла к машине, чтобы взять индюка. Я открыла кузов и заглянула в коробку. Индюк смотрел на меня с подозрением, его похожие на бусинки глаза светились в темноте коробки. Голова у него была лысая, а туловище было покрыто густыми коричнево-серыми перьями, которые свисали вдоль шеи. Я взяла его двумя руками, и он даже не дернулся. Когда подошла к колоде для рубки дров за баней, птица очевидно заподозрила что-то и издала громкий крик.
Вода была готова. Топор был рядом с колодой. Игорь взял у меня большую пушистую птицу.
- Может быть, оставим его жить? – спросил Игорь, давая ему последний шанс.
- С собаками, кошками, аистом, совой, лошадьми и мышами, - сказала я, - у нас и так хватает нахлебников.

Игорь взял птицу за ноги и поднял топор, оставив мою совесть чистой. Птица положила голову на колоду, я закрыла глаза. Топор свистнул и голова отлетела. Кровь брызнула на ступеньки и полилась на белый снег. Птица дернулась. Клюв на отрубленной голове то открывался, то закрывался. Обезглавленное туловище еще несколько минут хлопало крыльями и дергало ногами. Я не могла на это смотреть. Мы оставили птицу, и пошли проверить баню. Я приготовила все необходимое для следующего этапа: ведро, нож, пакет для перьев.

Как бесчувственный палач, я раздумывала над следующей прозаической задачей – как очистить птицу. Опустила тушку в ведро с кипятком, а затем ощипала перья. Скоро птица стала голой и выглядела в несколько раз меньше. Потом отрезала ноги и шею. Я понятия не имела, сколько нужно отрезать, но прикинула размер ножки жареной птицы и взмахнула ножом. На моих глазах еще недавно живое существо превращалось в бесформенный кусок мяса. Я уже представила, что купила птицу в магазине, и мне ее нужно приготовить. Потом выпотрошила внутренности и сложила их вместе с перьями в пакет.

Индюшка выглядела ровной и гладкой, как мячик. На кухне смазала ее снаружи маслом и специями и затолкала рис с сельдереем и курагой в ее брюшко. Я сколола ножки раскрученными скрепками и запихнула огромную птицу – по-моему она весила не меньше 4-х килограммов – в мою крошечную электрическую духовку, которую я купила по случаю неделю назад в Суземке. Я решила, что готовить ее нужно не меньше двух часов, но сомневалась, так как к птице не прилагалось инструкций, а на духовке не было градусника.  Пока индейка жарилась, и вкусный запах стал заполнять кухню, я думала, на какие жертвы нам пришлось пойти, чтобы поддержать американскую традицию. Надеюсь, что мы все сделали правильно, и птица была убита не напрасно.

Приехали родители Игоря и его брат. Я объяснила им значение Дня благодарения, о том, как индейцы помогали первым колонистам, когда те прибыли в Америку на Мейфлауер. Игорь вскользь заметил, что пришельцы потом убили индейцев, но я не хотела унывать или расстраиваться. Когда мы выложили на тарелки куски индейки, политой клюквенным соусом, и картошку, я подумала, что это был самый счастливый и самый трудный День благодарения в моей жизни. Хотя моя семья и моя страна были далеко, они были рядом в моих мыслях, и знала, что, в этот День благодарения, я благодарна им за все.

Переводила Анна Маркова. Фотография Николая Шпиленка.

чудесная какая история!

А вот я чуть не сблеванул...

Птичку жалко!


Re: Птичку жалко!

+100!!!

Индюк был жёстким - нет?

Относительно

(Deleted comment)
Очень хорошо и сентиментально.

как у нас говорят: "и смех, и грех".
И смешно и трагично одновременно. Жизненно.

В конце концов, он (индюк) для этого и выращивался. Судьба у него была такая. Его бы всё равно съели, месяцем раньше или двумя позже. Впереди-то - Новый год (+ Рождество, + Старый Новый год). Или сама хозяйка с гостями съели бы или купил бы кто.

а сейчас вы отмечаете эти праздники ?

Стараюсь, да, но уже с купленным филе индюшятины!

последний из могикан. а раньше эти красавцы в каждом сельском дворе гуляли

Очень они в детстве нежные, дохнут часто

а как вы добывали индейку в последующие годы?

я люблю тыквенные пироги, хоть и не американка :)

То курочкой обходились, то грудинка из магазина )). Больше так не могу!! ))

Все таки это жестоко убивать птичку, еще и в День Благодарения.

А на Рождество тоже? Я с Вами согласна, после этого не могли. Теперь убивают другие, для супермаркета.

Самый главный вопрос остался без ответа. Как получилась индейка? Вкусная? Не жесткая?

И правда! Вкусная! Немного жесткая!

Примерно так мы в свое время взяли утку в живом весе. Но сил опустить топор не хватило, В результате утка прожила на даче 5 лет в специально построенном теплом утятнике а потом сбежала по своим утячьим делам.

Такие истории мне нравятся больше)..

Какая потрясающая история!:) Столько раз видела в американских сериалах эту традицию:)

?

Log in

No account? Create an account