Laura Williams, она же Лора Уильямс или Шпиленок (llorax) wrote,
Laura Williams, она же Лора Уильямс или Шпиленок
llorax

Categories:

Далее о шестёрке. Lada #6, continued.

Russian only

Игорь накачивает колесо шестёрки
Игорь накачивает колесо шестёрки (1997 г.).  Igor pumping air into the tire of my Lada #6 (1997).

Первая часть этого рассказа здесь …В 1995-1996 гг. мне приходилось почти каждые выходные ездить на своей шестёрке в Окский заповедник на Рязанщину.  Тогда мы тестировали новый для России подход к стратегического планированию деятельности заповедников.  Опыт был взят из системы национальных парков США, где весь коллектив участвует в разработке целей и задачей, рабочего плана развития ООПТ (особо охраняемая природная территория).  Я взяла все, что мне показалось полезно из американского опыта планирования и адаптировала процесс под российские реалии.  Проект мы стартовали с приездом тогдашнего директора Йеллоустонского национального парка, который провел семинар среди сотрудников заповедника.  Заповедник был создан в 1935 году, накопилось много проблем.  Коллектив меня назначал модератором процесса – ссылаясь на то, что им полезно взгляд со стороны.

Процесс стратегического планирования длился больше года.  Посклольку сотрудники были загружены еще своей основной работой, мы проводили отдельные встречи 2-3 раза в месяц, обычно в выходные дни.  Тогда трасса М-5 в Рязанскую область была не загружена, и дорога до посёлка Брыкин бор, где находится центральная усадьба заповедника (400 км от Москвы), занимала около 3,5 часа.   Это если ничего по дороге не случилось…

Однажда летом я проехала Рязань перед закатом и выехала на большой мост через реку Оку.  Вода отражала розовое небо, погода звенела.  Дорога была пустая.  Я рискнула нарушить правила дорожного движения и остановилась на мосту, чтобы сделать фотографию.  Повернула руль и выехала на широкую аварийную полосу.  Тут же правое переднее колесо провалось до бампера в открытый люк.  Я вышла посмотреть и чуть мне плохо не стало – сквозь огромный открытый люк была видна быстробегующая вода далеко внизу.

Я понимала, что сама ничего не сделаю, поэтому стала топать обратно до поста ГАИ до которого было примерно километр.  На посту попросила помощи, думала может машина у них будет, чтобы меня вытащить.  Но транспортных средств у них не оказалось.  Молодой гаишник, увидев что в беде девушка, к тому же иностранка, сказал:  Поехали, посмотрим.  На чем поедем? - я наивно спросила.  Он тут же высунул свою полосатую палку и остановил первую попавшую машину и попросил водителя нас подвезти.  Когда мы вышли около моей машины, он сначала мне прочитал лекцию о том, что на мосту остановиться нельзя, и потом нагнулся, уперся плечом в машину и с легкостью приподнял ее, пока я сдавала назад.  С тех пор я никогда на мостах не останавливаюсь и очень опасаюсь открытых люков!

Открытий люк из рунета
Это фотография из Интернета. Оказывается,
что мой случай далеко не уникален. Но, не
обманываю, мой люк был в два раз больше.


Через месяц я ехала опять по трассе М-5 и увидела, что засветился индикатор уровня масла.   Нашла в каком-то небольшом населенном пункте магазин автозапчастей и купила моторное масло.  Начала его наливать в отверствие для масла, и вся двухлитровая бутылка ушла.  Проходящий мимо любопытный мужик остановился и спросил, остудила ли я двигатель перед заливкой?  Опа!  Когда через несколько минут стали проверять уровень масла, то он был выше необходимого.  Что делать?  Надо слить.  А как?  Под машину надо залезть.   И тот же доброжелательный мужчина залез под мою машину и слил масло.  Когда он оттуда вылез весь грязный и облитый маслом, я готова была его поцеловать за то, что он меня так выручил.  Но когда вместо грязного поцелуя я ему предложила деньги, он отказался, пожелал счастливого пути и пошел дальше, обтирая руки носовым платком.  Я почти уверена, что если бы я оказалась в подобной ситуации в Америке, ни один человек не вызвался бы так мне помочь (правда, там можно сразу вызвать службу Автомобильной ассоциации Америки - АAA, но пришлось бы долго ждать и много заплатить за свою ошибку). 

Зимой ездить было опаснее, и после того как на заснеженном Ленинградском проспекте я влетела в снегоуборочную машину, впервые узнала что такое зимная резина (в США у всех просто “всесезонная”).  Я обула свою машину (мне так нравится это выражение!) в зимний наряд и снова отправилась в Окский заповедник.  После успешной двухдневной встречи там, мы с коллегей из WWF возвращались назад в темноте при сильном снегопаде.  Впереди большая фура, видимость никакая.   И вдруг из-под колес грузовика выскочил камень и разбил лобовое стекло.  Стекло было обычное, поэтому мгновенно передо мной появилась непрозрачная стена молочного цвета.  Кое-как остановилась, съехала на обочину.  Пришлось полностью выбить стекло.  Остальную двухчасовую дорогу домой я проехала со скоростью двадцати километров в час, при этом холодный, мокрый снег и грязь с проезжавших мимо грузовиков все время летели прямо в салон и лицо.  Мой коллега периодически работал дворником, вытирал мне очки.

Отдельно про гаишников.  В девяностых довольно мало было женщин за рулем.  Когда останавливали меня (тогда без причины могли тормозить), гаишники всегда сперва удивлялись, что женщина а рулем.  Когда я им показывала свои права из штата Колорадо, у них челюсти вообще от шока отвисали.  Обычно дальше этого разговор не шел, и они меня отпускали.

В 1997 году я оставила свою офисную работу и переехала работать в Брянском лесу в отделе экопросвещения заповедника «Брянский лес» по приглашению тогдашнего директора заповедника Игоря Шпиленка. В первый мой год на Брянщине приезжали в гости мои родители.  Я их встретила в Москве на машине и мы поехали 500 км до Брянского леса.  Но вместо того, чтобы любоваться российскими просторами, моя мама все время со страхом смотрела на дорогу, причем не через окно, а через дыру в полу машины под ее ногами.

По дорогам Брянского леса, шестёрка мне мало пригодилась так, как асфальтированных дорог не было.  Я стала ездить на вездеходном УАЗике.   Отдала свою первую русскую машину в добрые и умелые руки – механику заповедника, который ранее во многом мне помогал.  Он в результате полностью перебрал машину, оставил только кузов (а я даже не знала, что такое возможно).  Моя белая шестёрка стала тёмно-синей с совершенно новой начинкой, то есть она была уже не моей.  Но за то она в надежных руках проездила еще 15 лет.
Tags: автоприключения, ностальгия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments