?

Log in

No account? Create an account

Под гнездом аиста

Under the Storks' Nest


Previous Entry Share Next Entry
Американский борщ = русская энчилада. American borsch = Russian enchilada.
Stork, Laura, аист, лора
llorax
Russian only

Фото Игоря Шпиленка
Мой первый пельмень (1997 г.).  My first dumpling circa 1997.  Photo © Igor Shpilenok.

Пока в своем новом блоге я всё рассказываю в хронологическом порядке - с тех пор, как приехала в Россию в начале девяностых.  Правда, много чего пропускаю – почему именно сюда приехала, чем я занималась, как мы с Игорем познакомились – и это пока осознанно потому что об этом я написала целую книгу (на английском), о которой уже здесь писала.  Не хочется повторяться.  Надеюсь, что сумею когда-нибудь ее целиком перевести и издать в России.  Наверно, я сделаю пока краткое резюме этой истории, если это кому-то будет интересно.

Но не сегодня.  Сегодня мне не хочется идти по заданному раньше хронологическому сценарию, а хочется уйти немного в сторону.
Но я уверена, что опытные читатели ЖЖ разберутся и, если что, используют тэги.  Кстати, о тэгах.  Под тэгом «Нерусь» я буду размещать мои записи о русском и английском языках и о путанице между ними в моей голове.   Тэг «FAQ» (frequently asked questions) –  мои размышления-ответы на часто задаваемые вопросы американке в России.  Все остальные тэги, написанные в правой колонке, по-моему, и так понятны. Сегодня утром, пока я готовила для любимого мужа «исконно» русское блюдо – селёдку под шубой, решила открыть новый тэг «Кухня».  Здесь будут размещены размышления американской домохозяйки в русской деревне о различиях между американской и русской кухней и не только.

Итак.   Американцы не варят супы.  Покупают в закупоренных железных банках, разводят водой и подогревают.  Просто добавь бутерброд, и обед готов!  Так во всяком случае было на кухне моего детства.  Мама все время работала (юристом), ни времени, ни желания что-нибудь изящно испечь или приготовить у нее не было.  Обычно утром, перед уходом на работу, она (или отчим) заправляла курицу или мясо каким-то соусом, ставила в духовку с автоматическим таймером и, к концу рабочего дня, voilà, – ужин готов!  Только подать на стол.  Кстати, мама и отчим всегда делили и до сих пор делят обязанности на кухне – один месяц готовит мама, а отчим моет посуду, один месяц готовит отчим, и мама убирается.  Еще мама умела делать пиццу из коробки.  Иной раз приносила домой курицу и картошку из KFC (Kentucky Fried Chicken).  Вот и все.

Теперь вы можете себе представить ее неимоверное удивление, когда единственная дочь (еще у меня брат) выросла и начала из свежих ингредиентов готовить какие-то сложные блюда.  Однажды (кажется, что это было в конце девяностых) когда ездила на родину в гости, я предложила родителям приготовить настоящий русский борщ.  До этого женщина из коллектива заповедника дала мне рецепт, и я уже в течение многих лет его готовлю, особенно когда жду гостей, строителей, толпу голодных мужиков или детей (которые довольно часто оказываются у меня на пороге).  К тому времени, я даже научилась лепить пельмени, не говоря уже о всяких салатах-оливье или щах.

Пошла я в большой американский супермаркет, чтобы отыскать мосол для приготовления мясистого бульона.  А его пришлось именно отыскивать.  Где-то были, наверно, специализированные мясные магазины, но я там уже сто лет не жила, и не знала где искать.  Подошла в мясной отдел в супермаркете и спросила:  «Where can I find soup bones, please?» (Где можно найти кости для супа, пожалуйста?). Продавец наклонил голову на одну сторону, как делают собаки когда прислушиваются, и его лицо превратилось в большой восклицательной знак.   Потом всё-таки врубился.  «Do you mean dog bones?» (Вы имеете ввиду кости для собак?).  Сначала я сказала: «Нет» - а потом передумала:  «Да, покажите».   Отвел он меня в морозильную камеру и показал маленькие пакеты с замороженными костями для собак.  Я пакет разглядела, мосол был, а мяса нет.  Взяла один пакет, потом еще схватила кусок свинины с витрины.

Пошла искать свеклу.  Свеклы не было.  Американцы не едят свеклу, очень немногие ценят этот овощ.  Купила остальные ингредиенты.  Потом ездила еще в три магазина пока наконец-то не нашла свеклу.  Когда через несколько часов борщ был готов, родители с таким удовольствием его ели, как будто всю жизнь они были лишены чего-то очень существенного.  (Я представлю что, когда Игорь впервые попробовал бананы в 30 лет, у него было такое же выражение лица).  Мы ели этот славный борщ три дня и три ночи и перед отъездом родители попросили сварить еще.

Подобная же история у меня случилась в 1992 году в России, когда я приехала в Москву на несколько месяцев по работе.  Я остановилась у знакомой у м. Юго-Западная.  (Еще помню, как в ее квартире приходилось с помощью «аллигаторов» врезать провода из компьютера в телефонную линию, чтобы подключиться к тогда еще очень примитивной системе электронной почты – «Гласнет»).

Перед отъездом решила друзей угостить одним из моих любимых псевдоамериканских блюд – «энчилада» (псевдо - потому что, на самом деле, это изначально мексиканское блюдо).  Энчилада представляет собой тонкую лепешку из кукурузной муки, в которую завёрнута начинка – обычно из курицы, обжаренного лука и болгарского перца.  Все это запекается под острым соусом «salsa» - типа аджики.

Кто не помнит как туго было с продуктами питания в Москве в начале девяностых?  (Если не помните, значит еще не родились).  К счастью, было лето, и рядом со станцией метро выстроился рядочек бабушек со свежими, привезенными с загородных грядок, овощами.  Купила свежие помидоры, лук, болгарский и красный перец, кинзу и петрушку для поджарки и аджики.  Ножки Буша тогда были самые доступные части курицы (куда подевались все остальные части, я так и не поняла).

Лепешек-тортилий  тогда в России не было, кукурузную муку не найти.  Решила использовать простую муку.  Интернета тоже не было, чтобы посмотреть какой-нибудь рецептик для лепешек.  Я решила, что кроме воды, муки и соли, в принципе, больше ничего не надо, и я как-то (не знаю как, но получилось) тесто слепила и лепешки раскатала бутылкой из-под водки.  Потом я их чуть-чуть пожарила в духовке, чтобы держали форму.  Мясо и овощи обжарила со специями; аджику из свежих помидоров, зелени и специй сварила отдельно.  Начинку в лепёшки завернула, залила соусом и сверху посыпала всё тёртым сыром.  Запекала в духовке минут 15.  Оттуда исходили такие вкусные и экзотические для московской хрущёвки запахи - словно из Мексики!  Друзья были просто в восторге, ничего подобного в жизни не пробовали.  Даже сейчас, спустя 22 года, у меня текут слюнки, когда вспоминаю этот прощальный ужин.

Всё-таки тогда испечь энчиладу в России было равносильно тому, что сварить борщ в Америке.   Возможно, со временем все меняется, народы переплетаются, вкусы развиваются, кухни перемешиваются словно винегрет.  В американском супермаркете появляются мослы и свекла, а в российском – лепешки-тортильи, но, все равно, это не то.

  • 1
Вы оба прекрасные персонажи для моей истории :-)

  • 1