Laura Williams, она же Лора Уильямс или Шпиленок (llorax) wrote,
Laura Williams, она же Лора Уильямс или Шпиленок
llorax

Путаница в семейных отношениях. Mixed-up family ties.

Scroll down for English

Схема
Источник схемы здесь.

За нашим праздничным столом речь часто заходит о семейных отношениях.  Не о том, кто с кем живет, а о том, как называются по-русски те или иные родственники.  Меня этот вопрос всегда интриговал, особенно потому, что часто сами русские никак не могут до конца разобраться в этом.  В нашем заповеднике работает инспектор с большим стажем, который по совместительству является специалистом высокого уровня в области терминологии степени родства.  Если у меня возникает сомнение, то я всегда обращаюсь к нему.  Оказывается, что для того чтобы в этом разобраться на русском, требуется составление целой схемы, когда на английском мы чаще всего обходимся короткими словечками – «in-law» (буквально, в законе) или «step» (ступенька).

Итак, мне не трудно запомнить, кем является мне деверь (brother-in-law), потому что таких у меня немало.  Также мне предельно ясно, кто для меня свекровь и свекор (mother-in-law, father-in-law):  эти слова я употребляю почти ежедневно, так как родители мужа живут в соседней деревне.  Сестер у Игоря нет, поэтому слово «золовка» (sister-in-law) для меня чужое.

Путаю постоянно «невесту» (bride) и «невестку» (daughter-in-law) – хотя первой я стала ненадолго, а второй теперь останусь навсегда.   Кроме невестки, меня семья мужа еще иногда называет «снохой» (son’s wife from his mother’s point of view), но лучше если бы они этого не делали и остановились бы на каком-то одном варианте.  А вот когда начинают объяснять, что жену брата мужа тоже называют «снохой» (также sister-in-law) или что мужу муж сестры жены – «свояк» (brother-in-law), я вообще не понимаю о ком идет речь.

У моего мужа все родственники c моей стороны – американцы.  Они называются просто father-in-law (тесть), mother-in-law (теща) и brother-in-law (шурин).  И хотя у меня нет сестры, если бы она была, её также безо всяких церемоний назвали бы sister-in-law (свояченица), а её мужа brother-in-law (свояк).  Для ясности можно добавить c чей стороны (on my wife’s side, например).  Но так как к моим родственникам мы обращаемся только на английском, да и вообще муж о них редко вспоминает и еще реже с ними встречается, вряд ли я когда-нибудь сумею выучить эти слова.  Тем более они моего мужа никогда не назовут своим зятем (son-in-law), и в любом случае не смогут правильно произнести это слово.

Что касается американских родственников, то я еще не разобралась только в двоюродных и троюродных братьях и сёстрах – или кузинах и кузенах (cousins).  Например, есть разные степени братьев и сестер:  first cousins once removed, second cousins twice removed, third cousins once removed и т.д.  Ей-богу не могу вам объяснить, потому что сама не понимаю, кто они и есть ли у меня такие или нет.  По-русски это, чаще всего, просто различные братья и сестры.

Когда мы с Игорем поженились, мне посчастливилось сразу стать мачехой (stepmother) двух прекрасных пасынков (stepsons).  Я с девяти лет жила с мамой и отчимом (stepfather), поэтому я знала, кто это такие.  А вот когда дети Игоря выросли, и у меня появился внук (grandson), я внезапно стала бабушкой (grandmother), хотя я считаю себя вовсе не бабушкой, а женой дедушки (grandfather).  Но внук, не разобравшийся в этом, просто меня зовет «Ба».  Мои дети тоже обогатили свою семейную жизнь, когда от старшего сводного брата (half-brother) у них появился племянник (nephew).

Мне повезло, что на языке Божьем всё намного проще.  Когда моих двух сыновей (sons) крестили в русской церкви, к нам в родство присоединились крестные отцы (Godfathers) и крестные матери (Godmothers).   Я тоже стала крестницей (Goddaughter) в этот славный день.  Много лет спустя, когда вдовец (widower) моей крестной и его новая жена попросили меня стать крестной их сына, у меня появился и крестник (Godson).   Моментально в родство прибавились кум и кума в лице крестного отца крестника со своей женой (такого точного понятия, как кум и кума, даже нет на английском).

Теперь и с кумовьями мы собираемся за всё более удлиняющимся праздничным столом, пытаемся разобраться в том, кто есть кто. Какое-то сплошное кумовство!  

Далее тоже самое на английском

Mixed-up family ties.

Our holiday dinner conversations often turn to family relations.  The discussion is not about who lives with whom, but rather how to say in Russian the various forms of ties among relatives.  I have always been intrigued with this subject, because even Russians often can’t disentangle the complexities.  A ranger who has worked at our nature reserve for many years moonlights as a specialist in the subject of terminology of family ties.  When in doubt, I go to him for answers.  An entire schematic like the one above is required to decipher fully our family’s ties in Russian, whereas in English we usually get by with the short and simple “in-law” or “step.”

It is easy for me to remember how to say деверь in Russian (brother-in-law), because I have several of those.  It is also quite clear who my свекровь (mother-in-law) and свекор (father-in-law) are; I use these words daily as my husband’s parents live in the next village.  Igor doesn’t have any sisters, so the word золовка (sister-in-law) is Greek to me.

I frequently confuse невеста (bride) and невестка (daughter-in-law), even though I was in the first category for a short while, and will always remain in the second.  In addition to невестка (daughter-in-law), my in-laws sometimes refer to me as the сноха (a son’s wife from his mother’s point of view), but it would be better if they would refrain from doing so and just stick with one.  When they explain that the wife of my husband’s brother is also called сноха or that, to the husband, the husband of the wife’s sister is called свояк (brother-in-law), I have absolutely no idea whom they are talking about.

My husband’s relatives on my side are Americans.  They are simply called father-in-law (тесть), mother-in-law (теща), and brother-in-law (шурин).  While I don’t have a sister, if I did, she would unceremoniously be called sister-in-law, unlike the Russian свояченица, and her husband would simply be Igor’s brother-in-law (свояк).  For clarity, one can designate what side the relations are on, for example, “on my wife’s side.”   Considering we only speak to my parents in English, and my husband rarely talks about them and even more rarely sees them, I doubt I will ever learn these words in Russian.  Moreover, my parents will never call my husband their зять (son-in-law), much less ever be able to pronounce that word correctly.

Among American family ties, I have yet to figure out the difference between second and third cousins (двоюродные и троюродные братья и сестры).  For example, there are different degrees of cousins:  first cousins once removed, second cousins twice removed, third cousins once removed, and so on.  I can’t explain these to you since I don’t understand who they are and if I have any.  Thankfully, in Russian, they are mostly all called братья and сестры (brothers and sisters).

When Igor and I were married, I was fortunate enough to become a мачеха (stepmother) of two wonderful пасынки (stepsons).  I had lived with my mother and отчим (stepfather) since the age of nine, so I knew about that.   When Igor’s children grew up and I had a внук (grandson), I unexpectedly became a бабушка (grandmother).  Rather than being a grandmother, however, I prefer to think of myself as the wife of a дедушка (grandfather).  My grandson, not having figured all this out, just calls me Ba (Granny).  My children also enriched their family lives when their older сводный брат (half-brother) gave them a племянник (nephew).

Luckily, this all gets a lot easier in the language of God.  When my two сыновья (sons) were christened in a Russian church, крестные отца (Godfathers) and крестные мамы (Godmothers) were added to our family ranks.  I also became a крестинца (Goddaughter) on that glorious day.  Many years later, the вдовец (widower) of my Godmother and his new wife asked me to be the Godmother of their son, and then I gained a крестник (Godson).  All of a sudden, I had a whole new family: a кум (Godfather of the same child) and кума (his wife).  We don't even have this concept in English.

Now, we all gather round an ever-expanding holiday table, trying to figure out who is who.  As it turns out, we are all кумовство (untranslatable, but something like the Italian word for family – costra nostra, or as we say in America, mafia)!
Tags: family, un-russian, нерусь, семья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 57 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →