Laura Williams, она же Лора Уильямс или Шпиленок (llorax) wrote,
Laura Williams, она же Лора Уильямс или Шпиленок
llorax

Роды по-русски. Childbirth, Russian style.

Scroll down for English

Фото Лоры
Так развозят новорожденных мамам для кормления. Моего Макара, кстати, здесь нет.  Я его в «общий котелок» не отдала.  Об этом завтра.  This is how they deliver the babies to the mothers at feeding time.  Makar isn’t here, I didn’t put him in the “kitty.” More tomorrow.

Начало этой истории здесь.  …Прыгали по бездорожью на стареньком УАЗике-козле, а я держалась за живот.  Роды начались!  Выехали на асфальт в соседней деревне и увидели, что Игорь стоял посреди дороги, напротив дома своих родителей.  На дороге стояла наша «паркетная» машина Renault Scenic.  Капот машины был открыт.  Игорь разговаривал с родителями.  Он очень удивился, когда он увидел нас в такой поздний час.  Но, когда я вышла из машины, держа живот в одной руке и сумку в другой, он побледнел.

«У меня воды отошли!» - воскликнула я.  Его мама схватилась за голову.
«А у меня машина сломалась», - ответил он.  «Сцепление отказало.  Меня сюда на буксире притащили».  Его голос был спокойным, он всегда умеет быть сильным и сдержанным в критических ситуациях.  Он сел за руль УАЗика, а я залезла обратно в машину.  Сосед крикнул вслед: «Не отключаете двигатель – стартер не работает!».  И мы поехали в Брянск.  На этой машине дорога занимала три часа, если нигде не ломаться.

По трассе я позвонила знакомой в Брянск, чтобы узнать, где и у кого она рожала.  Она позвонила в областную больницу, но её врач оказался в отпуске.  Тогда она предупредила дежурного врача, что мы уже в пути.  Около полуночи мы подъехали к больнице.  Долго блуждали по темным дорожкам, пока не нашли роддом.  Дежурные медсестра и врач вышли на порог нас встречать.  Врач взял мою сумку с вещами у Игоря и сказал ему, что он теперь до утра свободен.

«Что?» - воскликнула я.  «Нет, он со мной!»  Мне начали объяснять, что это запрещено правилами больницы, и что Игорь сможет вернуться утром.  Я схватила сумку и развернулась назад: «Если он не пойдёт, то и я тоже не пойду!»  Я не знаю, о чем думала, может быть, я надеялась, что мы найдем другую больницу.  Игорь участвовал в моих первых родах в Америке, и я не собралась делать это без него здесь, тем более в совершенно незнакомых для меня условиях.

Врач меня остановил и согласился пустить Игоря.  Они обрядили его в белый халат и оставили пока сидеть в коридоре.  А меня отвели в какую-то комнату и начали вести допрос минут на 15.  Когда у меня началась менструация?  Когда я начала активную половую жизнь? Когда были первые роды, были ли осложнения?  Я ничего не понимала.  То есть, слова-то я все понимала, но не могла понять смысл того, зачем обо всём этом так подробно говорить сейчас.  Именно в этот момент, что ли?  Рожаю же!  А я должна была вспоминать всех, с кем я спала и когда?  Разве мы не должны уже были отправиться в палату?

Но нет.  После допроса, меня отвели в еще одну комнатку – она была размером с купе вагона.  Меня попросили снять штаны и лечь на кушетке с рванной обивкой.  Пожилая женщина в белом халате с очень толстыми руками схватила огромную опасную бритву и принялась бесцеремонно скоблить ею по моей нежной коже, сбривать волосики – там, внизу!  Я схватила её жирную кисть и крикнула:  «Вы меня брить не будете!»  На что она встала и пошла за врачом.  Врач мне объяснил, что это требуется по санитарным нормам.  Я ответила, что я ей не позволю так беспощадно брить меня сухой бритвой, что у меня очень чувствительная кожа.  Первого ребенка я рожала без её помощи, значит, второго тоже смогу.

Врач наконец понял, что сейчас не время со мной спорить.  Тогда они отвели нас с Игорем на второй этаж и разместили в скудной палате.  Медсестра всадила мне в руку иголку, чтобы поставить капельницу.  «Зачем это?» - спросила я.  Я очень боялась, что меня напичкают какими-нибудь лекарствами.  Первого сына я родила естественного, без эпидуральной анестезии.  Она сказала, что это нужно, чтобы поддержать ребенка, что это просто раствор с глюкозой (всё-таки позже я осознала, что там было еще что-то, потому что схватки, которые в тот момент еще были редкими, сразу после укола сильно участились).

Она вышла, и мы с Игорем остались одни.  Я осмотрелась.  Вдоль стен стояли две старые койки с обвисшими матрацами, застеленные чистым но пожелтевшим бельем.  Трещины поднимались по голым стенам, покрашенным на две трети до верха зеленой краской.  Местами краска и штукатурка отслаивались.  Шторок на окне не было.  Одинокий уличный фонарь за окном дополнял слабый свет от голой лампочки, которая свисала на проводе с потолка.  В общем, матерям, которые рожали своих детей в России, мне ничего не нужно объяснять – вы это всё видели своими глазами.  Ничего здесь удивительного нет.  Но после уютной американской палатки с мягким диваном и теплой ванной для меня это было настоящим шоком.

Еще больше меня шокировало то, что к нам в палату долго не заходил никто из медперсонала.  Мне что, одной рожать? - подумала я.  Игорь прилег на одной койке, как будто спать собрался.  «Что ты делаешь?» - прикрикнула на него я.  (Бедняга! До меня только сейчас, пока пишу эти строчки, дошло, что он в тот день встал в 5 утра, съездил в Брянск, поздно вернулся, только чтобы поехать обратно.  А время было уже второй час.  Но в тот момент я об этом вообще не думала.)

«А что мне делать?» - спросил он.  Я взяла одеяло с койки и постелила его на холодной пол.  Я открыла свою книгу «The Baby Book» (кстати, всем молодым мамам очень советую, она сейчас издается и на русском) на разделе о родах, встала на колени и начала листать страницы.  Живот начало сильно схватывать, и я крикнула Игорю, чтобы он массировал мне поясницу.  Он, усталый но послушный в этот трудный момент, сел на пол рядом со мной и начал поглаживать мне спинку.  От моих постоянных движений, в том месте, где мне ввели капельницу, появились несколько капель крови.  Иголка колола меня, но я этого почти не замечала.  Когда первые схватки прошли, я вернулась к своей книге и стала читать, что нужно делать.  Слава Богу, подумала я, что не в первый раз рожаю.  Вроде бы знала, что нужно делать, к первому ребенку я хорошо подготовилась, только сейчас вспомнить бы!

Решила попробовать походить между сватками, как было написано в книге.  Я открыла дверь палаты и потащила за собой капельницу в коридор.  Игорю я разрешила пока прилечь.  Его силы еще пригодятся потом.   Медсестра увидела меня в коридоре и приказала мне немедленно вернуться в палату и лечь.  Я сказала, что мне нужно походить, успею еще належаться.  В соседней комнате лежала еще одна будущая мама, совершенно одна.  Молодую девушку заставили неподвижно лежать.  Я её пожалела, сказала, что ей будет легче, если она будет двигаться или встанет на колени, но ей никто не разрешал делать этого.

Когда я почувствовала, что скоро снова начнутся схватки, я вернулась в палату и опустилась на четвереньки на одеяло.  Игорь встал, чтобы мне помочь.  Наконец зашла медсестра, проверила насколько раскрылась моя матка, поправила иголку от капельницы.  Сообщила, что еще осталось отмучиться пару часов.  После пяти утра живот стало схватывать все чаще и чаще.  Игорь позвал медсестру.  Вместе они отвели меня в родильную комнату, Игорь с одной стороны, медсестра с другой.  Я удивилась, что меня еще куда-то переводят, и вспомнила свою уютную родильную комнату «3 в 1» в Америке.

В родильной меня положили на высокий стол.  Кажется, что за моей головой стояла еще высокая доска с приборами, но я не поняла, что это.  Через несколько минут привезли еще одну стонущую женщину, уже на каталке. Один медработник толкал каталку сзади, но он не сразу попал в узкую дверь родильной.  Игорь подскочил, чтобы помочь ему завезти женщину.  Так как Игорь был в белом халате, все подумали, что он тоже там работал.  Потом его еще просили подержать капельницу, подавать мединструменты, завозить еще ту молодую девушку из соседней с нами палаты…

В 6 утра 8 июня 2004 года совершенно здоровеньким родился наш Макар, весом 2,5 кг.  Он появился на свет на 5-6 недель раньше, чем мы предполагали.  Возможно, что врачи немного ошиблись с датой и он был недоношен всего на четыре недели, потому что, судя по уровню его развития, ему все-таки было больше, чем 34 недель.  Врач всего на миг дал мне его подержать (помню, первого ребенка я долго держала на груди, пока мы с Игорем сидели в теплой ванной при свечах).  Но Макара у меня сразу отобрали, чтобы «почистить», обследовать и снять размеры.  Я хотела тут же встать и пойти на него любоваться (столик для осмотра был в дальнем углу палаты), но на мой живот положили тяжелый «кирпич» - холодный резиновый мешок с песком – и приказали лежать, пока не выйдет послед.

Игорь всё крутился вокруг новорожденного, улыбался, фотографировал.   «Дай мне телефон» - тихо сказала я ему.  «Надо хоть маме позвонить, сказать что мы уже в Америку не приедем…»

Продолжение здесь.

Фото Игоря Шпиленка
Новая семья. New family. Photo © Igor Shpilenok.

Далее тоже самое на английском

Childbirth, Russian-style.

The first part of this story is here…  I was holding onto my belly as we bumped along the rutted road in our old Russian army jeep.  I was in labor!  We reached the asphalt in the next village, when we saw Igor in the middle of the road in front of his parents’ house.  Our city car, the Renault Scenic, was parked on the road with the hood open.  Igor was talking to his parents.  He was very surprised to see us at that late hour.  When I got out of the car, holding my belly in one hand and my bag in the other, his face went white.

“My water broke!” I yelled.  His mother clasped her hands to her head.  “My car broke down,” he replied.  “The clutch gave out.  I had to be towed here.”  His voice was relatively calm, as he is always strong and keeps his emotions in check in times of crisis.  He got behind the wheel of the jeep, and I climbed back in.  As we drove off, our neighbor called out, “Don’t turn the engine off!  The starter doesn’t work!”  We set off for Bryansk, which in this car was about a three-hour drive, if it didn’t break down.

On the way, I called a friend in Bryansk to find out where she had had her baby.  She called the regional hospital, only to learn that her doctor was on vacation.  Then she notified the doctor on duty that we were on our way.  We arrived at the hospital around midnight.  We couldn’t find the maternity ward for some time on the dark side streets.  The doctor and nurse on duty came out to meet us on the front steps.  The doctor took the bag with my things from Igor and told him he was free to go until morning.

“What?” I exclaimed.  “No, he’s with me!”  They started to explain to me that having Igor there was against the rules, and that he could return in the morning.  I grabbed my bag and turned around to leave, “If he’s not going, then I’m not going either!”  I don’t know what I was thinking at the time.  Maybe I was hoping we would find another hospital.   Igor was present for the birth of my first child in America, and I wasn’t about to do this without him, especially under completely unfamiliar conditions.

The doctor stopped me and agreed to allow Igor to attend the birth.  He dressed Igor in a white medical robe and left him to sit in the corridor.  I was taken into a different room for questioning for about 15 minutes.  When did I start menstruating? At what age did I become sexually active?  When was my first birth and were there any complications?  I didn’t get it.  I mean, I understood everything that was being asked of me, but I didn’t get the point of asking for all these details now.  Why, at this very moment, while I was in labor, did I need to recall everyone I had slept with and when?  Shouldn’t we be heading off to the hospital room by now?

Not just yet.  After the questioning, I was taken to another small room, about the size of the compartment in a train car.   I was told to take off my pants and lie down on a cot with its upholstery torn to shreds.  An elderly woman in a white robe with very fat arms took up a huge razor blade and, without any ado, started to scrape it along my sensitive skin, shaving off the hairs – down there!  I seized her plump wrist and yelled, “You are not going to shave me.”  In response, she got up and went after the doctor.  The doctor explained to me that it was required according to sanitary norms.  I told him that I was not going to let her ruthlessly shave me with a dry razor, that I have very sensitive skin.  I had managed to give birth to the first child without her assistance, so I could do it again.

Finally, the doctor understood that there was no point in arguing with me.  Igor and I were led to a sparse room on the second floor.  The nurse put a needle into my arm and attached it to an IV.  I asked her what it was for.  I was afraid they were going to pump me full of medication.  My first son had been born naturally without an epidural.  She said that it was needed to support the baby, that is was just a glucose dilution (later, I realized that there must have been something else to, because my contractions, which up until then had been few and far between, suddenly started to come a lot faster after I received the IV).

 She left, and Igor and I were alone.  I looked around the room.  Two old cots with sagging mattresses lined the walls, fitted with clean but yellowed linens.  Cracks ran up the bare walls, which were painted green two-thirds of the way up.  The paint and the plaster were peeling in places.  There were no curtains on the window, and a single street lamp added its glow to the dim light in the room coming from a bare blub, which hung from the end of an electrical cord coming from the ceiling.  There is really no need to explain all this to other mothers who have given birth in Russia – you’ve seen it with your own eyes.  Nothing surprising here.  However, it was all quite shocking to me, after having given birth in a cozy room with a soft couch and warm bath in the maternity ward in America.

I was even more shocked that not one of the nurses came into the room for quite some time.  What, was I supposed to have this baby on my own? I thought.  Igor lay down on one of the cots, as if considering going to sleep.  “What do you think you’re doing?” I barked at him.   (The poor thing!  I only now realize, as I am writing these words, that on that day he had woken up at 5 in the morning, driven to Bryansk and back, only to have to go there again.  It was after 1 in the morning.  But I wasn't thinking about that at the time.)

“What am I supposed to do?” he asked.  I took the blanket from the cot and lay it on the cold floor.  I opened up my “Baby Book” (by the way, I highly recommend it to all new mothers, it is also available now in Russian) to the section on childbirth, got down on my knees, and began to flip through the pages.   A strong contraction came on, and I cried to Igor to massage my lower back.  Tired, but obeying, he sat down next to me on the floor and started to rub my back.   Because I was moving around so much, a few drops of blood leaked from the spot where the IV was stuck into my arm.  The needle was poking me, but I hardly noticed it.  When the first contraction passed, I returned to my book and skimmed over what I was supposed to do.  Thank goodness, I thought, this wasn’t my first time.  I more or less knew what to do, as I had been well prepared for the arrival of my first child.  I just needed to remember it now!

I decided to walk around in between contractions, as suggested in the book.  I opened the door to the room and dragged the IV with me into the corridor.  I let Igor lie down a bit.  He needed to save his energy for later.   Upon seeing me, the nurse yelled at me and told me to get back in my room immediately and lie down.  I said I needed to walk and that there would be plenty of time for lying down later. I saw another expecting mother on a bed alone in the room next door.  She was being forced to lie there, motionless.  I felt bad for her and said that it would be easier if she would move around or get on her knees, but she wasn’t going to be allowed to do that.

When I felt another contraction coming on, I returned to our room and lowered myself onto the blanket.  Igor got up to help me.  Finally, a nurse came in to see how much my cervix had opened and adjusted the needle in my arm from the IV.  She informed me that I still had to suffer through a couple more hours.  After 5 am, the contractions started to come much more frequently.  Igor called the nurse.  With one of them propping me up from each side, they took me into the birthing room.  I was surprised that I was being taken to yet another room, and recalled my comfy “3 in 1” hospital room in the US.

In the birthing room, they laid me down on a high table.  Behind my head was a tall headrest with some equipment, but I am not sure what that was about.   A few minutes later, they brought in another moaning woman on a gurney.  A staffer was pushing the gurney and didn’t quite make it into the narrow door of the birthing room on the first try.  Igor jumped up to help pull the gurney.  Since he was in a white hospital robe, everyone assumed he also worked there.  Later, he was asked to hold an IV, pass some instruments, and help bring in the young girl from the room next to ours…

At 6 am on June 8, 2004, our perfectly healthy baby, Makar, came into this world, weighing 2.5 kilograms.  He arrived 5-6 weeks earlier than his expected due date. It is possible that the due date was miscalculated and that he was only four weeks premature, since, judging by his level of development, he was more than 34 weeks old.  The doctor let me hold him for only a moment (I remember that I held my first child for a long time on my chest while Igor and I sat in the warm candlelit bath).  But Makar was taken away from me right away to be “cleaned,” examined, and measured.  I wanted to get up and admire him (the examination table was at the far corner of the room), but the nurse put a heavy “brick” – a rubber sack filled with sand – on my belly and ordered me to lie there until the afterbirth came out.

Igor was circling the newborn baby, smiling, and taking photos.  “Give me the phone,” I said softly.  “We should call my mom to tell her we’re not coming to America…”

Final chapter here.

Tags: family, семья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 58 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →