Под гнездом аиста

Under the Storks' Nest


Previous Entry Share Next Entry
Чадо-путешественник и его рыжие друзья. Chado the adventure dog and his furry red friends.
Stork, Laura, аист, лора
llorax
Scroll down for English

Chado
Чадо-путешественник.  Chado the adventurer.  Photo © Nikolai Shpilenok.

Люблю рыжих.  Рыжих собак, то есть.  Может быть, это моя подсознательная попытка сохранить рыжий генофонд.  Люди с рыжими волосами составляют меньше двух процентов населения нашей планеты и их численность с каждым годом сокращается.  Исчезающий вид, который нуждается в особой охране и заботе.

Пёсик моего детства был рыжим и конопатым, помесь с биглем.  Мама неожиданно привезла его домой из приюта для бездомных животных.  Ему было 2 года.  А мне 5.  Светло-рыжая окраска, веснушки на мордочке и лапках, большие и темные карие глаза.  В прочем, мы все такие:  и у меня, у брата и у мамы волосы рыжие, кожа светлая с веснушками и темно-карие глаза.  Только у папы рыжие волосы присутствуют исключительно в его бороде, а глаза у него зеленые и волосы русые.

Мы назвали нашего нового пёсика Freckles (Веснушки).  Freckles был небольшого роста, очень добрый и темпераментный.  У него был только один недостаток.  Если кто-то оставлял открытой калитку во дворе, то он удирал из дома, причем далеко и надолго.  Гулять с ним можно было только на подводке, а то убежал бы.  Иногда мы его искали несколько дней, переживали, что не вернем нашего друга.  Но кто-то всегда находил его и потом звонил нам, прочитав наш номер телефона на его ошейнике.  Мы его забирали и снова запирали во дворе.  Несмотря на его свободолюбие, он прожил с нами до 20 лет.  (Впрочем, мы с братом уже успели вырасти и уехать из дома, а он все еще там жил).

После Freckles у меня долго не было собаки. У друга в университете был большой золотистый ретривер по кличке «Джош».  Я иногда занималась Джошем, водила его собой на занятия и притворялась, что он был моим.  Мне все завидовали, что  у меня такая красивая собака. Потом моя юношеская и свободолюбивая кочевая жизнь не оставляла места для домашних животных.  Но я всегда мечтала, что у меня будет собака.  Причем большая.  Рыжая.  С которой можно было гулять без поводка.
Когда я приехала в Брянский лес, у Игоря уже была своя собака, тоже рыжая.  Но небольшая.  Мальчик получил странную кличку «Киса», которую он заработал потому, что он всегда первым прибегал, когда звали кошек есть: «киса, киса».  Киса был чистокровной таксой.  В то время я не особо уважала такс.  Маленькие, визгливые, неуклюжего телосложения.  Но Киса быстро завоевал мое почтение и любовь.  Он был очень умен и выполнял все команды.  Дружил со всеми: собаками, котами, детьми.  И хотя он был маленьким, Киса имел сильный характер и был совершенно бесстрашным. Он защищал нас от всяких надуманных угроз.  Он не боялся ни лошадей, ни бодливых козлов.  Когда Игорь притворялся, что на меня нападает, Киса был готов его разорвать на части.  В мирное время, однако, Киса всё равно был больше предан Игорю.

Kisa
Киса примеряет "парик" из моих волос.  Kisa tries on a "wig" of my hair.  Photo © Igor Shpilenok.

Я захотела завести вторую собаку, тоже рыжую.  В этот раз она оказалась еще меньше Кисы.  Я подумала, что поскольку Игорь любит такс, он не будет возражать, если у нас будет вторая такса.  Когда я находилась по делам в Москве, я заехала на Арбат и встретила бабушку перед зоомагазином, которая продавала щенков кроличьих такс.  Я договорилась забрать у нее крошечного щенка на следующий день перед отъездом.  К щенку прилагались родословная (наверняка напечатанная на домашнем принтере) и клеймо на внутренней части уха (бедолага!).  Оба свидетельствовали о том, что щенок выходец из истинного немецкого дворянства.  По документам его звали «Nice Shadow» (что в переводе означает «прелестная тень»).  Мы хотели было звать его Shadow, но когда старушка-соседка переспросила его кличку, то, не расслышав такого странного слова, назвала щенка «Чадо».  С таким именем он и остался.

Старшая такса Киса сразу подружилась с Чадо, и вместе они спали в одной корзине.  Таксы вообще любят заворачиваться в одеяла.  Так как в их корзине лежал старый спальник, они постоянно залезали вовнутрь.  Периодически я слышала бы тихий плач, когда один из них заползал в самый конец спальника и не мог самостоятельно выбраться оттуда.  При этом он высовывал черный носик из маленькой дырочки около молнии и просил выручить.

Таксы довольно редко встречаются в деревне.  Здесь предпочтение отдают более крупным собакам, способным вызвать страх у прохожих, чтобы отпугнуть потенциальных воров.  У нас воровство особо не распространено (исключение составляют изредка пропадающие ведра, лопаты или топоры).  Чаще всего деревенская собака служит дверным звонком.  Когда кто-то из местных заходит в гости, то никогда не стучится в дверь.  Это даже считается оскорблением, вроде:  «Ты чего, чужим меня считаешь?»  А собака помогает выполнить роль звонка – хоть чайник успеешь поставить.  Киса всегда лаял, когда посторонний человек заходил во двор.  А Чадо их радостно встречал и провожал до двери.

Freckles
Собака моего детства Freckles (Веснушки). My childhood dog Freckles.

Чадо, хоть и был маленьким и немного похожим на доисторическую крысу, при этом был очень выносливым.  Гости, которые имели возможность пообщаться с Чадо побольше, восхищались его энергией и выносливостью, и вскоре стали называть его «Суперпёс».  На маленьких ножках, не больше пробки от бутылки вина, на прогулках он никогда не отставал, даже если ехали галопом верхом на лошади.  Более того, он не просто догонял нас, он все время бежал по кругу, то есть, преодолевал в два, а то и в три раза больше расстояния.  Лошадь уже вся была в пене, а Чадо еще мчался.   Иногда я его жалела и забирала к себе в седло.  Я наклонялась насколько могла, в сторону земли, а он поднимался, насколько мог, на задние ножки, опираясь передними лапами на ногу лошади. Этого как раз хватало, чтобы я могла схватить его за шкирку и подтащить к себе в седло. (Так как таксы – охотничьи собаки, слой кожи на шее у них очень толстый, что помогает им от укусов лис).  До дома он с удовольствием возвращался верхом, осёдлав лошадь своим длинным телом, опираясь на короткие лапки в разных сторонах седла.

Иногда Чадо любил ездить и без другого всадника или седла.  Однажды, я посадила его на спину Орлика.  Проезжая верхом мимо нашей кобылы Азы, Чадо тут же перепрыгнул на ее спину.  И так цирковой пёсик Чадо перепрыгивал с одной лошади на другую и обратно, пока я не опустила его на землю.

Если Киса был ангелом, то все скоро узнали, что Чадо совсем не был святым.  Когда у нас вылупились гусята, он успел задавить шесть штук, пока я не смогла его остановить.  Его вредные привычки, в конце концов, определили его судьбу.  Чадо оказался прирожденным путешественником.  Все началось довольно безобидно:  он любил погоняться за мотоциклами и машинами.  Однажды проезжавший мимо на мотоцикле рыбак случайно переехал его.  У Чадо было сломано ребро, но он выжил и восстановился.  После этого, видимо, Чадо решил, что ехать в салоне транспортных средств намного интереснее и безопаснее, нежели гоняться за ними.  Так и начались приключения маленького путешественника по имени Чадо.

Если Чадо видел открытую дверь автомобиля, он обязательно должен был в нее запрыгнуть.  Хорошо, если машина была нашей, что чаще всего и бывало.  Из-за плохой дороги, в нашу деревню приезжает очень мало машин, но рыбаки или любители свежего воздуха иногда до нас доезжают.  Совестливые водители тут же собачку-зайчика высаживали.  Но бывало, что кое-кто его всё-таки увозил.  Наверное, как и пёсик моего детства Freckles, который все время удирал, Чадо не думал о последствиях своих действий, он просто хотел попутешествовать, а не прощаться со своей любимой семьей.  Незнайка-путешественник в вечном поиске новых друзей.

Первый раз, когда Чадо уехал, он отсутствовал около недели.  Потом коллега из заповедника встретил его в вагоне электрички на полпути до Брянска.  Знакомый доехал с ним до ближайшей к конторе заповедника станции и высадил его на платформу.  Чадо добежал полтора километра до конторы (куда он много раз с нами ездил на работу), и мы его там нашли.

В другой раз нам рассказали, что он обитал у алкашей в соседней деревне.  Мы сразу помчались его спасать:  об этих людях ходила легенда, что они питаются бездомными собаками.

Однажды летом Чадо пропал на два месяца.  Мы уже думали, что не найдем его.  Как-то Игорь поехал в райцентр за покупками.  Когда он обгонял красную Ниву, то заметил маленькую собачку, похожую на нашу, которая выглядывала из окна с заднего сидения.  Чадо!  Игорь притормозил и посигналил другому водителю.  Игорь ему сказал, что это его собака.  Мужчина соврал, что собачка живет у него два года.  Когда Игорь попросил проверить клеймо на ухе, водитель покраснел, а потом признался, что подобрал его.  Тогда Чадо с удовольствием запрыгнул в открытую дверь машины Игоря и поехал домой, как будто ничего и не было.  Когда я увидела свое чадо, то заплакала от радости, поскольку была уверена, что мы его больше не найдем.  Но я оплакивала я его не в последний раз…

Зимой он пропал месяца на три.  Мы были уверены, что это для него губительно.  С короткой шерстью и отсутствием жира, он совершенно не имел защиты от тридцатиградусного мороза.  Потом нам сообщили, что увидели его в райцентре около лесхоза.  Когда мы туда поехали, сторож лесхоза нам сказал, что и вправду маленькая такса часто забегала к ним на хлеб.  Мы начали отъезжать и заметили, что по улице бежит крошечная, истощенная, облезлая такса.  Чадо!  Мы остановился и позвали его.  Он сначала отскочил, видимо досталось ему от руки человека, но потом он узнал нас и радостно вернулся с нами домой.  Около месяца я лечила его от лишая, глистов и недоедания.  Но он остановился у нас ненадолго.  Следующим летом он опять отправился в путь с проезжавшими мимо нашего дома рыбаками, и так и не вернулся.

Вскоре после этого, наша старая, но верная такса Киса отправилась на тот свет.  Новую собаку мы не заводили, к этому времени у нас уже появилось двое маленьких детей.  (Кстати, они не рыжие.  Темные доминантные Шпиленковские гены подавили все шансы на рыжину.  Теперь остается надежда только на рыжих невесток и внуков).  После того, как из нашей жизни ушли таксы,  два раза к нам прибивались пожилые приблудные собаки, которые доживали свою жизнь с нами сыто и спокойно.  Потом на несколько лет мы уехали жить на Камчатку, и кочевая жизнь между далеким полуостровом и Брянским лесом не позволила нам заводить новых друзей.

Летом 2012 года я снова влюбилась в собаку, которую я увидела на страницах социальных сетей московского приюта для бездомных животных.  Она рыжая.  Большие карие глаза.  Как и собачке моего детства, ей уже два года.  Но на этом сходство с Freckles и Чадо заканчивается.  Ника крупная, очень послушная и крайне преданная.  На машине она любит ездить исключительно с нами.  И с ней можно гулять без поводка.

Nika
Ника - собака моей мечты.  Nika - the dog of my dreams.  Photo © Petr Shpilenok.

Далее тоже самое на английском

Chado the adventure dog and his furry red friends.

I love redheads.  Or red dogs, I should say. Maybe it’s my subconscious effort to save the redhead gene pool.  Redheaded people make up fewer than two percent of the world’s population and their numbers are decreasing annually.  Redheads are an endangered species, requiring special measures for protection and care.

My childhood dog was a beagle mix with red fur and freckles.  My mother unexpectedly brought him home from the pound one day.  He was two years old.  I was six.  He had a light red coat, freckles on his muzzle and paws, and big dark brown eyes.  In fact, we all look like that: my brother, mother, and I all have red hair, fair skin with freckles, and dark brown eyes.  Only my father’s red hair is limited to his beard, while his eyes are hazel and his hair brown.

We named our new dog Freckles.  Freckles was a small dog.  He was very kind and even-tempered.  He had only one fault.  If someone forgot to close the gate to the yard, Freckles bolted, far away and for some time.  We had to use a leash to take him for a walk, or he would run away.  Sometimes, we would search for him for several days, worried that our friend wouldn’t return.  But someone always found him and called us at the phone number on his collar.  We would pick him up and close him in the yard again.  Notwithstanding his free-loving nature, he lived with us until he was 20.  (In fact, my brother and I had already grown up and moved away from home, but Freckles lingered on).

After Freckles, I didn’t have a dog of my own for years.  A friend of mine in college had a big red golden retriever named Josh.  I would borrow Josh sometimes and take him to class, pretending he was mine.  The other students envied my beautiful dog.  Later my youthful and free-roaming nomadic lifestyle didn’t leave room for pets.  I always dreamed of having my own dog, though.  It would be a big one, and it would be red.  It would be one I could walk without a leash.

When I came to the Bryansk Forest, Igor already had his own dog, which was also red.  But it was small.  Called “Kisa,” the dog had earned the strange moniker because he was always the first to arrive when the cats were called to eat: “kisa, kisa.”  Kisa was a purebred dachshund.  At the time, I didn’t have much respect for dachshunds.  They seemed small and yappy with an awkward body.  But Kisa quickly earned my esteem and love.  He was very smart and performed a number of tricks.  He befriended all:  dogs, cats, and kids.  Even though he was small, he had a big personality and was completely fearless.  He defended us from all kinds of imaginary threats.  He wasn’t afraid of horses or head-butting goats.   When Igor pretended to attack me, Kisa was ready to rip him to sheds.  In peaceful times, however, Kisa remained devoted to Igor.

I wanted to get a second dog, also red.  This time it was even smaller than Kisa.  I assumed that, since Igor liked dachshunds, he wouldn’t be against our getting a second one.  While in Moscow, I stopped by Arbat Street and found an old woman selling rabbit dachshunds outside the pet store.  I arranged to pick up the puppy the next day before I left.  With the puppy came a pedigree certificate (likely fake) and a number tattooed on the inside of his right ear (poor thing), both supposedly guaranteeing that he was an authentic rabbit dachshund, descended from German canine royalty.  According to the documents, the puppy’s name was “Nice Shadow.” We decided to call him Shadow. The name was quickly Russified, however, thanks to an elderly neighbor.  When she asked his name, not able to make out the foreign word, she called him “Chado,” which is Old Russian for child.  The name stuck.

Chado and the older dachshund Kisa immediately became friends, sleeping together in one big basket.  Dachshunds like to roll up inside blankets.  The two dogs would always crawl inside the old sleeping bag in their basket.  Occasionally, I would hear a soft whimpering when one of them crawled to the very end of the sleeping bag and couldn’t get out.  He would stick his little black nose out the hole next to the zipper and cry for help.

Dachshunds are relatively rare in the country.  Most people prefer larger dogs capable of scaring off potential thieves.  While stealing is not much of a problem in our village, the occasional shovel, bucket, or axe does go missing.  Mostly, village dogs serve as doorbells.  When the locals come by, they never knock on the door.  It would be considered an insult, as if to say you considered the person a stranger.  So a dog plays the role of the bell – at least you have time to put the kettle on.  Kisa always barked when someone entered the yard.  Chado, on the other hand, would greet the person at the gate and escort him or her to the door.

Even though Chado was tiny and looked a bit like a prehistoric rat, he had incredible endurance.  Guests who got to know him better called him “Superdog.” On legs the size of wine corks, Chado never lagged behind when we took him on walks, even when we galloped on horseback.  In fact, while the horses worked up a foamy sweat, tiny Chado ran circles around us and dashed ahead, covering two or three times our distance.  Feeling bad for him, sometimes I would take him into my saddle.  I would reach down as far as I could, and he would reach up as far as he could, standing on his hind legs with his front paws resting on the horse’s leg.  That was just enough for me to be able to grab him by the scruff of the neck and hoist him in the saddle. (Since dachshunds are hunting dogs, they have a thick layer of skin on the back of their necks, so that foxes are less likely to harm them).  He would ride home perched in my lap with his back legs standing on one side of the saddle and his front legs on the other.

Chado liked to ride bareback as well.  Once I put him on Orlik’s back and, when he passed by our mare Aza, Chado jumped onto her back.  Chado- the-circus-dog would jump from one horse’s back to the other until I lifted him down.

If Kisa were an angel, Chado soon showed us his devilish side.  When goslings hatched in the barn, Chado killed six of them before I could stop him.  Ultimately, his bad habits dictated his demise.  Chado turned out to be a born traveller.  It all began relatively harmlessly:  Chado loved to chase motorcycles and cars.  Once a fisherman was driving by our house on a motorcycle and inadvertently ran over him.  It broke Chado’s rib, but he survived and recovered.  After that, Chado apparently decided that it was safer and more interesting to ride inside vehicles rather than chase after them.  So began Chado’s adventures as a travelling dog.

As soon as Chado saw an open car door, he jumped in.  That was fine if the car was ours, which was most often the case.  Because our road is bad, cars come to our village infrequently, but fishermen and Sunday drivers do sometimes find their way here.  Conscientious drivers immediately ejected the hitchhiking dog.  But there were times when they ended up driving off with him.  Just like my childhood dog who had a running streak, Chado probably wasn’t thinking about the consequences of his actions.   He just wanted to explore the world, not necessarily bid farewell to his loving family.  He was a fun-loving adventurer always in search of new friends.

The first time Chado left, he was gone for about a week.  A colleague from the nature reserve spotted him riding in the commuter train halfway to Bryansk.  Our acquaintance rode with him to the station nearest to the nature reserve office and set him out on the platform.  Chado ran the mile to the office (which he had visited with us many times), and that’s where we found him.

Another time, someone told us that he was living with some alcoholics in the next village.  We quickly drove there to save him:  there was a rumor about them that they ate homeless dogs.

One summer, Chado disappeared for two months.  We were afraid we wouldn’t find him.  Igor was running errands in the district center, when he passed a red Niva.  He noticed a familiar little dog, peering out the window from the back seat.  It was Chado!  Igor slowed down and signaled to the driver to pull over.  Igor told him that was his dog. The man lied, saying he had had the dog for two years.  When Igor asked the man to check the tattoo on Chado’s inner ear, the man blushed and
confessed that he had picked up the dog.  Then Chado gladly jumped into the open door of Igor’s car and rode home, as if nothing had happened.  I was so happy to see my little baby, I cried, as I had been sure we would never see him again.  But it wasn’t the last time I would cry over Chado…

The next winter, Chado disappeared for three months.  We were certain it would be his last.  With short fur and no fat, he had no means of insulating himself against temperatures of -30 degrees Celsius.  Then someone told us they had seen him near the logging company in town.  There, a watchman told us that a little dachshund had been coming around begging for scraps.  As we drove off, we noticed a tiny, emaciated dachshund with bald patches on his fur trotting down the road.  Chado!  We stopped and called to him.  At first he started to run off, clearly he had been mistreated, but then he recognized us and happily returned home.  I spent a month treating him for ringworm, worms, and malnutrition.  He was to remain with us for only a short time, however.  The next summer he took to the road again and never came back.

Not long afterwards, our old but loyal dachshund, Kisa, passed away.  We didn’t get a new dog, as by that time we had two small children.  (They, by the way, are not redheads.  The dark, dominate Shpilenok genes suppressed any chance of redheadedness.  Now I place my hopes on my future daughters-in-law and grandkids.)  After dachshunds left of our lives, old strays took up residence with us twice, and lived to the end of their days happy and sated.  Then we moved to Kamchatka for several years and our nomadic lifestyle traveling between that remote peninsula and the Bryansk Forest didn’t allow adoption of a new friend.

In the summer of 2012, I fell in love with a dog I saw on the website of an animal shelter in Moscow.  She had red fur and big brown eyes.  Like my childhood dog, she was already two years old.  But her similarity with Freckles and Chado ended there.  Nika is big, obedient, and extremely loyal.  She likes to ride in cars only if we are in them.  And I can walk her without a leash.

грустно, что рыжие люди исчезют :(
собаки очень интересные у вас были

Смотрю, что рыжина у Вас тоже присутствует! (во всяком случае в имя)

Вот что значит созвучие душ ;))) Даже собачки у вас с ним в разных точках планеты, имели один цвет.
А собака-путешественница, это что-то! Повеселили.

Теперь ждём про ваших кошек, и про Рыську, а какже без неё-то :)

В середине марта вроде Игорь в прошлом-то году отправился в своё авто-путешествие на Камчатку, с Брянщины. А в этом году, когда он хотя бы ориентировочно, намерен отправиться туда?

Как только я его отпущу! А пока он еще с севера не вернулся))

А у нас такс кофейный. Подкинутый.

Отважные собачки))

Мне тоже рыжие нравятся. Первая собака была рыжая (эрдельтерьер), сейчас джек-рассел терьер, белый с рыжими пятнами, вот он:



20 лет жизни для собаки - это очень много! Вот бы мой Лёва столько прожил! А то так тяжело их терять...

Добрый вечер, Лора!
Всегда, с тех пор, как научилась читать, с огромным удовольствием читаю о собаках и кошках. Спасибо за интересные истории!
У моего нынешнего кота Кеши тоже непростая история. Если интересно - расскажу.

А за то, что он большой, рыжий, круглый, тёплый и ласковый, я зову его Кеша-Солнышко.

Ого, вот это кошара-котище!! Напишите, пожалуйста, его историю в своем блоге и я почитаю))

Лора, добрый день!
Всё никак не соберусь сказать вам огромное спасибо за ваш журнал. Очень не хватает Чухраёв и их окрестностей...
Эту фотографию вы, наверное, не видели. Чадо в ноябре 2004 г в доме Н.А. Формозова. Он любил ко мне заходить с такими целями :)

DSCN3046

Привет Игорь! Вот куда он пропадал!

Всё, я поднатужилась и записала рассказ про кота. Ссылка - в личном сообщении в фейсбуке.

Восхищалась-восхищалась рыжиками, пока мимо не просвистела рыжая молния... и тут меня осенило - у меня тоже есть рыжая скотинка )))



Это Тони, хоть он и выглядит как заяц, но на самом деле он пес породы басенджи ) А я когда-то была шатенка с рыжиной, а теперь просто крашеная шатенка ))

Лора, вы так хорошо пишете!! И собаки у вас красивые! Таксы милые.
У моей бабушки была собака серо-рыжая дворняга Тихон (полное Тихон Хреников - именно в честь композитора, бабушке он нравится)))) или просто Тишка. Прожил долгую жизнь, машины не любил.
Несколько дней назад увидела перепост вашего поста про роды и увлеклась. Благодарю вас за вас ))). Стимулируете читать на английском и интересные темы у вас! Продолжайте в том же духе и удобном для вас темпе!

Edited at 2014-03-11 08:10 pm (UTC)

Надеюсь, будет подробное продолжение и про НИКУ? :))

А КАК ЖЕ???!!?!?!?!

Ника - красавица :)

А я все подумываю о рыжем коте. Рыжие - классные

Согласна! У нас теперь тоже рыжий котик.

Ваша Ника просто прелесть! Очень красивая! :)

В детстве у меня был рыжий боксер,девочка,тоже путешественница.Ее подобрала моя бабушка на улице,она была уже взрослой,лет 5 ей было. И вот она жила с нами месяц,другой,потом убегала.Потом снова приходила.И вот мы как-то идем с бабушкой,а навстречу молодая семья с коляской,а к ней привязана наша Банга.Бабушка кинулась к ним,эта наша собака,наша Банга,отдайте! А эти люди нам сказали,это для вас она Банга, а для нас Муха, она еще и у бабули одинокой живет периодически,та ее Рыжуха зовет!Через какое-то время она снова к нам пришла, а бабушка ее выгнала,сказала,что такая предательница ей не нужна.Сейчас думаю,странно,что Банга еще и щенков не натаскала,при такой разгульной жизни!
Я не люблю наши российские деревни за привычку держать собак на цепи. Для меня это невыносимое зрелище.

Согласен. Жить в неволе очень тяжко.

?

Log in

No account? Create an account