Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Stork, Laura, аист, лора

О лошадях, энергии и доверии к неизвестному



На днях моя старшая кобыла - мудрая Посадка - сделала кое-что необычное. А я всегда обращаю внимание, когда лошади непривычно ведут себя на терапевтических сессиях. 
В тот день я занималась с неговорящим четырехлетним мальчиком. Мальчик застыл, как зачарованный, а мы втроем - гнедая Посадка, ее партнер, вороной мерин Орлик, и я - стояли рядом, образуя своеобразный круг поддержки. Посадка подошла первой, преградив наш путь к бочке, где нас уже ждали мой помощник и рыжая кобыла, с которой мы обычно работаем, в недоуздке и с мягкой седелкой на спине.
В отличие от молодых лошадей, которые охотно идут на контакт с клиентами, Посадка не очень-то общительна. Но если уж подошла, значит, ей действительно есть что сказать. Я обязательно к ней прислушиваюсь, и то же самое делают остальные лошади. Посадка – наша наставница, она тихо и уверенно ведет за собой табун во время сессий. Она пытается учить и меня, но увы, мне далеко до ее мастерства в терапии с лошадьми, и я не всегда улавливаю ее тонкие и мудрые послания.   
Кобыла остановилась перед мальчиком и опустила голову, а затем начала глубоко дышать ему прямо в макушку. Губы ее слегка дрожали, а глаза подернулись поволокой, будто она вошла в транс. Мерин стоял рядом, прикрыв глаза – он тоже оказывал поддержку.
Сзади от Посадки дремала молодая, но весьма крупная Маргаритка – кобыла першеронской породы. Внезапно раздался удар – это Посадка ткнула бедную, ни в чем не повинную Маргаритку в морду.
- Чего это она? – спросил помощник.
Раньше Посадка никогда не обижала Маргаритку, которую выбрала себе в приемные дочки.
И вдруг я поняла: Маргаритка же не помогает! Просто стоит себе и дремлет. А может, и вовсе мешает процессу, забирая энергию на себя.
Словно очнувшись, Маргаритка торопливо подошла к нам и замкнула импровизированный треугольник из лошадей, внутри которого оказались мы с мальчиком. Она опустила голову и задышала так, словно тоже погрузилась в транс.
Увидев это, к нам нерешительно приблизилась Сказка – молодая пони, которая обычно без колебаний врывается в гущу событий. Сказка взглянула на мудрую кобылу: еще пара шагов, и пони идеально уместилась бы под Посадкиной шеей. Однако Сказка не спешила – она остановилась снаружи треугольника и ждала.
Можно войти? – как бы спрашивала она кобылу. Не получив отрицательного ответа (по крайней мере, я его не уловила), она решила, что можно – и вошла в наш «лошадиный» треугольник. При этом не стала, как обычно, толкаться носом, а просто тихо стояла, позволив мальчику положить на себя руки.
«Вот и славно, - подумала я, - хорошо бы простоять так как подольше. Пока мальчик гладит пони, остальные лошади могут делать свою работу. Наверно, Посадка все это заранее продумала».
Я не знаю, что именно делали лошади. Но могу точно сказать: это было хорошо. Я такие вещи чувствую. Главное - не мешать. Так что я просто стояла рядом со Сказкой, и вместе с ней мы делали все возможное, чтобы мальчик стоял спокойно и тихо, и посылали энергию любви, сохраняя вместе с моими четвероногими партнерами драгоценное пространство поддержки. И ребенок, обычно напряженный и гиперактивный, действительно стоял тихо и спокойно, а тело его было расслабленным и податливым.
Остаток сессии прошел как обычно – мы чистили лошадь, играли с ней, водили в поводу, ездили верхом, лежали на крупе, растекаясь по нему, как растопленное масло. Но как же я благодарна за подарок, который лошади преподнесли нам в самом начале!
Это такой момент, который нельзя ни запланировать, ни даже попросить, а можно только стоять и смотреть, как происходит нечто большее, чем мы можем себе представить. Потом я вспомнила, что чудеса случаются тогда, когда мы позволяем им быть, когда впускаем неизвестное в свою жизнь. Когда лошади могут быть сами собой, а мы перестаем им в этом мешать. 



Если Вы хотите стать тренером по обучению и терапии с лошадьми, не пропустите наш углубленный курс - первый в России. Первая ступень проходит 10-12 сентября 2018 г. Подробности здесь.

Спасибо Татьяне Безбородовой за перевод.

Посмотрите еще фотки к посту на моем блоге.
Оригинал на английском.

Stork, Laura, аист, лора

Я на ТВ

Друзья - вы можете посмотреть меня на ТВ с Наталией Долиной на передаче "Школа милосердия" (СПАС-ТВ).
Ниже расписание на этой неделе.
СЕГОДНЯ: 17:00-17:30
29 июля: 13:00-13:30
30 июля: 8:00-8:30
Если у вас нет этого канала, то передачу можно посмотреть по расписанию и в интернете http://www.spastv.ru/on_air.html
Потом будет доступно в архиве по ссылке http://www.spastv.ru/prg-25.html
Stork, Laura, аист, лора

Я - Секвойя, Я - Вода и другие ролики с русским переводом.

Вчера я разместила 2 новых ролика Conservation International, озвученных Харрисоном Фордом и Джулией Робертс. Главное послание кампании "Природа говорит": «Природе не нужны люди. Людям нужна Природа.».

Также я провела конкурс и подвела итоги за лучший перевод роликов на русский. Сегодня размещаю остальные 4 ролика с переводами победителей. Каждому отправляю заслуженные ЖЖетоны (тем, кто сказал, что им жетоны не нужны, потому что не знают, что с ними делать, все равно перечисляю - придумайте что с ними делать, как это сделала я). Спасибо всем за участие.

Если будете копировать в соцсеть: пишите тэг #natureisspeaking, пожалуйста.
Collapse )
Stork, Laura, аист, лора

Первый приезд зубров – и американки – в заповедник «Брянский лес»



Шел 1997 год. Наступил апрель, а вместе с ним приехали зубры. Два грузовика с высокими узкими ящиками, с решетками с одной стороны, остановились возле конторы заповедника «Брянский лес». Мы с Игорем (shpilenok) были на месте, чтобы их встретить. Окский заповедник, расположенный к юго-востоку от Москвы, согласился прислать пять зубров из своего центра по их разведению, но сотрудники смогли поймать только троих на той большой площади, где они обитали. Еще десять зубров привезут позже, чтобы пополнить наше стадо, которое к тому моменту должно будет увеличиться естественным путем. Брянский лес – это идеальное место для обитания зубров, где полно молодых побегов и сухих веток, которыми можно питаться. В отличие от равнинных американских бизонов, живущие в лесу европейские зубры хорошо едят ветки и другие растения. К началу двадцатого века европейский зубр был почти полностью истреблен в дикой природе и сохранился только в европейских зоопарках. Два центра по разведению в России – Окский и Приокско-террасный заповедники – позже развели зубров, взятых в зоопарках, и за несколько десятилетий создали стадо зубров, которое можно было выпустить в дикую природу. Наш заповедник был вторым в европейской части России, который получил зубра для выпуска, что было результатом обращения Игоря за поддержкой в Всемирный фонд дикой природы (WWF) и тогдашний Государственный комитет по экологии России. Зубры были выпущены еще в одном заповеднике, на Кавказе, но в то время браконьеры и этнические разборки в этом районе уничтожили большинство животных.
Collapse )
Stork, Laura, аист, лора

Американский папа в русской деревне.



Одним летом мой папа приехал к нам в гости из Америки. На нем были надеты резиновые сапоги до колена, а в руке он держал чемодан, полный снастей для рыбной ловли и макарон быстрого приготовления. Он сразу же размотал свои снасти, натянул сапоги и отправился на реку. Он достал своих резиновых червей и нацепил их на леску своей шикарной удочки. Мы с Игорем смотрели, как он забросил. Пусто. Забросил. Пусто. Два мужика из соседней деревни рыбачили в нескольких метрах ниже по течению. Они таскали щуку за щукой.
- Лора, - сказал отец, - пойди спроси у них, на что они ловят.

Я отправилась к ним и сказала, что мой отец приехал их Америки и у него полный чемодан резиновых червей, но рыба не ловится.
Заинтересовавшись, мужики спросили разрешения посмотреть. Мы подошли, и папа показал свои снасти.
- Я думаю, вы никогда не видели столько разных мух, червей и крючков, - сказала я им.
- Ну да, и рыба тоже никогда не видела, - сказал один из них. – Поэтому и не ловится. Русская рыба любит хорошую простую русскую еду. Как русский мужик.
Collapse )
Stork, Laura, аист, лора

Как мы похоронили Трофимовну.



Наша соседка, Евдокия Трофимовна Балахонова - или просто Трофимовна (так принято в деревне) - умерла 7 ноября 1997 года. Но в тот день никто этого не заметил. Два дня в Чухраях была пурга, первая в том году. Все дороги замело снегом. Через три дня, когда выглянуло солнце, Игорь пошел в лес. Когда он проходило мимо дома Трофимовны, ему показалось странным, что из трубы не идет дым. Он вспомнил, что не видел дым и накануне. Обычно она топила печку рано утром, перед рассветом, и нам из окна были видны клубы дыма, поднимающиеся в небо.

Игорь пошел в следующий дом, где жил Василий, по кличке Калкан, и спросил, когда тот видел соседку в последний раз.
- Два, а может три дня назад, - сказал он.
Тогда Игорь с Калканом пошли посмотреть.
Они постучали в дверь, запертую изнутри, но никто не ответил. Игорь заглянул в окно. Широкая кровать со взбитыми подушками, где она обычно спала, была пуста, покрывало откинуто. Тишина. Вдруг в окне появилась кошка и стала лихорадочно царапать его, стараясь выбраться наружу. Игорь отогнул гвозди, которые держали маленькое оконное стекло, и кошка стремительно выскочила и скрылась за домом. Это то, что он мне рассказал, когда вернулся, чтобы сообщить, что Трофимовна умерла.
- Я просто знаю, что это так, - сказал он. - Она не приходила за водой уже два дня. Дыма нет. И кошка. Явно она не ела несколько дней.
Collapse )
Stork, Laura, аист, лора

Шумел сурово Брянский лес…


Партизанка. A Partisan woman.

В мои первые годы в деревне моим лучшим другом была Ольга Ивановна. Восьмидесятилетняя бабуля терпеливо рассказывала мне много интересных историй из своей жизни, которая длилась почти весь 20-й век. Она родилась в 1920 году и помнила все, что происходило с ней в течение непростого периода в истории страны и нашей деревни: коллективизация, раскулачивание, голод, война и партизанское движение, тяжелое послевоенное время, перестройка и многое другое. Она потеряла своего мужа на войне и жила вдовой более 60 лет. Она совершенно одна вырастила двоих дочерей и ухаживала за пожилой мамой. А третью дочь похоронила, когда той было всего восемь лет. Столько горя и печали она видела в своей жизни, а все равно она осталась жизнерадостной и излучала доброту и свет. Она была и знахаркой, и в Бога верила (она всегда читала молитву и крестилась перед едой), а также полагалась на лесных нимф и народные приметы. Ее рассказы о деревне Чухраи вошли в основу моей книги «Гнездо аиста» (The Storks’ Nest, на английском). Шесть лет назад Ольги Ивановны не стало. Ушла из жизни мой единственный собеседник из коренных жителей Чухраев.

Скоро 17 сентября. В этот день в 1943 году Брянщина была освобождена от немецев. Немалую роль в этой победе сыграли Брянские партизаны. И в поддержку партизан свой вклад внесла и Ольга Ивановна. В память моего друга я хочу поделиться с Вами следующей историей, из ее уст. Это выдержка из моей книги, переведенной читательницей Анной Марковой. Выкладываю этот очерк четырьмя частями, немного каждый день до 17 сентября. Учитывая трудную нынешнюю обстановку в Украине, возможно, что кто-то захочет эту тему поднять здесь в комментах. Я очень прошу этого не делать. Есть другие форумы, где это можно активно обсуждать.  

Collapse )
Stork, Laura, аист, лора

Покорить гору. To conquer a mountain.

DSC00874

Покорить гору это, в первую очередь, покорить себя: свои страхи, свои мечты.
To conquer a mountain is, first and foremost, to conquer oneself: one’s fears, one’s dreams.


Я живу на краю обрыва в маленьком уютном домике на колесах, покрытом граффити. Из окна, которое смотрит на восток, крутой склон спускается в суровую лесную долину. Из окна, которое смотрит на запад, этот же склон резко поднимается вверх до вершины горы на 700 метров выше. Пик в верховьях долины называется «Тук де Кумь», что на местном диалекте французского и значит «пик долины». С этого пика, думаю я, обязательно откроется фантастическая панорама главного хребта Пиренеев, оградивших Францию от Испании.

Рядом с моим временным домом находится другой, гораздо больше, но тоже временный дом, где живут горные фермеры Джен и Фред. В 1970-1990-х гг. эта огромная постройка – типа амбара с бетонными стенами и опорами под деревянной крышей – служила убежищем для овец и их хозяина. Отсюда и нынешнее название фермы La Bergerie (Овечьи стойла). В одной четверти амбара Джен и Фред отгородили две комнаты на двух этажах для себя и своих маленьких детей, которым 4 и 6 лет. В остальных трех четвертях живут три лошади, один пони и два старых осла. Временный этот дом потому, что Фред, которому чуть за 50, вырос в этих горах и теперь строит себе дом на  каменных руинах в 200-ах метрах ниже по горе. Но летом почти не остается времени на стройку. Они с Джен (которой 33 года, она  родом из Уэллса, но постоянно живет здесь уже восемь лет) весь сезон заняты тем, что на горе выращивают экологически чистые салаты.Collapse )